В игру срочно требуются:




One Piece: The Creeping Future

Объявление



Уважаемые посетители! Ищите нас по адресу http://kaizoku.anihub.ru/



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another History » Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.


Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время действия: три года назад
Место действия: корабль Пиратов Нового Света
Участники: Дилан Ланге, Эмилия Фитцджеральд
Сюжет: Корабль плывёт вперёд, разрезая море на две части. На корабле относительная тишина и покой. Солнце медленно клонится к зениту, но на удивление вечерок выдался тёплым и безветренным. Старпом уже несколько дней подряд мучается болями в области глазниц. Поначалу, не обращала внимания, Эмилия не стала никому говорить, беспечно думая, что всё пройдёт само собой. Но боли усилились и начали изводить девушку, последнюю ночь мечница даже не спала. И единственный к кому она могла обратиться с этой проблемой - был врач Дилан Ланге.

Отредактировано Emilia Fitzgerald (2013-10-30 15:33:10)

0

2

Эмилия лежала на кровати в своей каюте, приложив запястье к повязке на глазах. Бегемот лежала под правым боком и свернувшись клубочком, мурчал, время от времени приоткрывая любопытные фиолетовые глаза, внимательно наблюдал за своей хозяйкой. Чёрный кот ясно ощущал внутренний дискомфорт женщины и не желал и на шаг отходить от неё. Он ткнулся лбом в её бок и замурлыкал ещё сильнее. Губы Эмилии исказила лёгкая улыбка. Она протянула руку и почесала кота за ушком.
- Бегемот, переживаешь за меня? Даже есть не пошёл. Нельзя же так! Своим голоданием, ты вряд ли мне поможешь. - выдохнула она. Кот, услышав своё имя, поднял голову и мурлыкнул как бы говоря "Как знать, как знать".
- Нет, так дело не пойдёт. - размышляла Эмилия вслух. - Придётся обратиться к Дилану. Вдруг это что-то серьёзное? Как думаешь, Бегемот? - обратилась к коту девушка. Кот мяукнул и подскочив, потянулся, корябая когтями одеяло. Девушка легко села и спустила босые ноги на пол. Очень не хотелось посвящать кого-то в свои проблемы, но и запускать нельзя. Поэтому Фитцджеральд решила попросить рыбочеловека молчать о своём недуге. Лишние беспокойства ни к чему. И она решилась.                                                         
- Пожалуй, наведаюсь в каюту Дилана, а ты будь здесь. Мне сегодня лишние перепалки с Джейсоном не нужны! - строго наказала Эмилия. Бегемот недовольно мяукнул и снова повалился на кровать. Кот выгнулся, перевернулся сначала на один бок, потом на другой и вновь свернувшись клубочком, сделал вид, что спит. Эми усмехнулась, слушая его возню и когда Бегемот затих, она рукой нащупала животное, провела пальцами по гладкой чёрной шёрстке кота напоследок.
Девушка быстро вышла из каюты и направилась к врачу. Удивительный вечер сегодня! Жара спала и теперь приятный тёплый воздух ласкал кожу. Если бы не эти боли, то Эмилия с удовольствием посидела бы на палубе, наслаждаясь им. Ничего, ещё много таких вечеров будет.
За столько лет, она от и до выучила расположение кают на судне, потому до нужной двери дошла спокойно, без препятствий. Мечница постучала в дверь.
- Дилан, ты у себя? Я могу войти? - спросила девушка, вслушиваясь в шорохи, доносящиеся из каюты врача. А судя по ним, Дилан Ланге был у себя. Старпом выдохнула, ожидая когда врач позволит войти или сам откроет дверь столь редкой гостье в его каюте.

+3

3

Хоть изначально Дилан и остался тут наживы ради, сейчас он был полностью доволен. Ну как доволен... еда есть, крыша над головой есть, собеседники, пусть они и лысые обезьяны, тоже есть. Всяко лучше, чем вести философские беседы с самим собой. Нет, ну на что жаловаться? Не на что.
Ланге почесал лоб у основания рогов и, закинув одну ногу на другу, продолжил свое кропотливое дело. Дил вышивал. Да-да. Со стороны высоченный и на вид жуткий (хотя внутри сущий котенок, ага) рыбочеловек сидел в своем кабинете, совмещенном с комнатой и, положив босые ноги на стол, вышивал. Изредка он грязно ругался, когда ткань выбивалась из пялец, и сосредоточенно, высунув кончик языка, вправлял ее обратно. Это занятие ему нравилось по двум причинам, в-первых, отличная разминка для пальцев, а во-вторых, попросту хорошее времяпровождение. Заниматься то чем-то надо, когда нет пациентов. Не выходить же наружу и интересоваться "Вам чем-нибудь помочь?". Ну уж не-е-е-ет. Он тут не для этого.
Рыбочеловек отвлекся, когда в дверь постучали и попросили разрешения войти.
"Таки пациенты на мою несчастную головушку" - пронеслось в лохматой голове. Несмотря на такие мысли, Ланге был рад отвлечься.
- Заходи. - ответил доктор, распознав в посетительнице Эмилию.
- И что тебя ко мне привело? - поинтересовался он, когда молодая женщина зашла внутрь. По-привычке, не обращая внимания на недуг накама, Дил убрал со стола ноги, а свое "рукоделие", кинул на кровать, стоящую в углу и огороженную ширмой. Собственно, ширма делила каюту на две неравные части. Та, что побольше - кабинет, что поменьше, личное обиталище рыбочеловека. Впрочем, на размеры и той и другой части жаловаться не приходилось.
- Ты редкий гость в моих пенатах. Что-то серьезное?
Правая бровь рыбочеловека вопросительно поползла вверх. Он снял с вбитого в стену крюка белый халат и, скрепя сердце, натянул его на себя. Плавники чувствовали себя не ахти как удобно, но осматривать пациента без халаты было как-то непрофессионально. Впрочем... "Ты же пират, Дилан! Тысяча чертей и бутылка рому!" Ну да ладно. Внимание было сосредоточено на слепой мечнице. Женщина была не из тех, кто жалуется по пустякам, уж что-то, а это Дилан понять успел. Значит что-то, с чем сама она не справляется.
- Явно не из-за насморка пришла, так?

+2

4

Рыбочеловек не заставил себя долго ждать.
- Заходи. - послышался его голос и Эмилия, кивнув, распахнув в дверь, вошла внутрь, аккуратно прикрывая её за собой.
- И что тебя ко мне привело?  - поинтересовался он. Послышались какие-то шорохи. Кажется, Дилан что-то делал и отбросил своё дело в сторону. - Ты редкий гость в моих пенатах. Что-то серьезное? - снова шорохи, но на этот раз уши Эмилии уловили шелест ткани. Дилан что-то одевал. Не что-то, а скорее всего свой халат, в котором осматривал пациентов. - Явно не из-за насморка пришла, так?
- Ты прав. Из-за насморка я точно не пришла бы. - произнесла она, делая несколько шагов вглубь комнаты. - Только прежде чем сообщу в чём дело, я хочу тебя попросить ещё кое о чём. Дилан, пожалуйста, это должно остаться между нами. - неожиданно серьёзно произнесла Эмилия. Рукой она нащупала стену и продвигаясь по ней, девушка нашла кушетку и осторожно присела на её краешек. - Не нужны лишние беспокойства и паника. - добавила она, считая нужным пояснить свою столь странную просьбу. - Ты же хорошо знаком с врачебной этикой? - полутвердительно продолжила девушка.
Мечница вздохнула и потёрла лоб пальцами. Затем вскинув подбородок вверх, принялась объяснять суть своей проблемы:
- Несколько дней назад у меня неожиданно заболело. Где-то в глазницах. Поначалу было не так ощутимо, я предпочла не обращать внимания. Но с каждым днём становилось всё больнее и больнее. Ты не мог посмотреть, в чём дело? - спросила Эмилия, вцепившись пальцами в края кушетки.
"Спокойно, Эмилия. Чтобы там не было, хуже уже не будет. Глаз ты лишилась давно, так что бояться нечего". Подобные мысли вызвали усмешку на губах женщины. Какая злая ирония! Болит то, что казалось погибло. Мёртвые не плачут, так говорится? А вот глазницы болели. Спустя столько лет напомнили о страшной тайне, погребённой глубоко внутри неё, спрятанные за уродливыми рубцами на душе. Семь долгих лет, с момента встречи с капитаном, она не с кем не говорила об этом. Так почему сейчас?
- Предупреждаю, увиденное может шокировать. - Эмилия считала нужным предупредить о том, что прячется за повязкой. Он будет третьим человеком, кто увидит, что скрыто за тёмной тканью. А для неё, снятие повязки станет целым испытанием, но так нужно.

0

5

Дилан усмехнулся и покачал головой.
- За кого ты меня принимаешь? - с веселыми нотками поинтересовался рыбочеловек у своей внезапной пациентки. - Врачебная этика не последнее дело, коли ты не из простой семьи повитух. Да и даже такие не считают достойным рассказывать всем подряд обо всем подряд. И да, могу тебя заверить, я не произвожу должного эффекта, чтобы хоть кто-то захотел со мной секретничать. Не тот типаж.
Ланге даже попытался представить того, кто будет сидеть с ним рядышком за чашкой чая и выслушивать секреты, сказанные полушепотом. Глупо же! Да и не по статусу.
- В общем, не переживай. Из этих стен из-за меня ничего не уйдет. Все тут останется. Рассказывай.
Дилан уселся на стул, стоящий рядом с кушеткой и принялся внимательно слушать, что ему говорит молодая женщина, по ходу дела отмечая, что для нее это реально важно. Хотя, увы, он не мог понять почему так страшно рассказать накама о том, что у тебя что-то болит. Чтобы не считали слабой? Да попробуй тут посчитай Эмилию слабой - получишь в нос прежде, чем успеешь это выговорить. Вон, как капитан от нее нагоняи получает.
Довольно интересным оказалось то, что мечница предупредила, что то, что Дил увидит под повязкой может его шокировать. Да ладно?
- Не волнуйся, после винегрета из кишок мне вряд ли что-то напугать. - пожал плечами Ланге и поднялся со стула, делая шаг к пациентке. - Давай посмотрим, что там у нас.
Медик старался говорить как можно более спокойно. Как показывала практика, если с пациентом разговаривать именно так, он куда с куда меньшей вероятностью начнет спорить с тобой по поводу лечения. Дилан просто ненавидел, когда с ним спорили. Кто тут врач в конце концов, у кого есть образование и кому виднее? Естественно, Дилану!
Вымыв руки, рыбочеловек аккуратно снял с глаз Эмилии повязку и все же невольно вздохнул. Лицо пациентки было обезображено. Не дело это молодой даме так выглядеть. Чтобы как-то объяснить свой вздох (опять же врачебная этика, да и нарываться не хотелось на непонятки), Дилан объяснил его как вздох разочарования.
- Я ожидал чего-то ужасного, а тут ничего страшного! Зря стращала - бодро ответил он и улыбнулся, хоть этой улыбки Эмилия видеть и не могла.
Почти сразу в начале осмотра Ланге понял, что за беда приключилась с их старпомом.
- В глаза ничего не попадало? Не терла их? Вот всегда же говорят - не тереть глаза. Не зря же, - вновь вздохнул медик. - Судя по тому, что я вижу, в глазницу каким-то образом попала соринка, а кто-то, - многозначительное выделение слова "кто-то",- кто-то потянулся к глазам руками. Как итог- загноение. Поди шерсть кошачья. Спишь то небось с бегемотом? Растерла, товарищ старпом, сделал ранку. Ну да не смертельно.
Все же сменив нравоучения на милость, обнадежил девушку Дилан.
- Сейчас все промоем, продезинфицируем, на завтра и еще пару дней повторим и все будет чики-пуки, - вынес вердикт краснокожий и направился в другой конец своего кабинета, искать в шкафчике нужные препараты.

+1

6

Рыбочеловек заверил её, что будет молчать. Хотя в воздухе словно повис безмолвный вопрос: Почему? Почему она хочет молчать?
Дело не в том, что Эмилия боится показаться слабой. Нежелание заставлять волноваться о себе, пусть и не специально, коробило её. Ланге шутил про винегрет из кишков. Как многие врачи, он выбрал более миролюбивую тактику - пытался расположить пациента к своей персоне. Так же поступал отец и этой чертой, Дилан напомнил о нём.
- Может и попало. - пожала плечами она. Мечница не считала сколько раз её рука соприкасалась с повязкой. Так что не исключено, что и растёрла. Эмилия жестко усмехнулась.
- У меня нет глаз, чтобы растирать их. Есть лишь пустые глазницы, я думала, что там уже нечему болеть. А как оказалось зря. Вот ирония! - слова слетавшие из уст женщины звучали немного грубо и жестоко. Словно плетьми, она хлестала себя ими.
- Сейчас все промоем, продезинфицируем, на завтра и еще пару дней повторим и все будет чики-пуки, - деловито говорил Дилан и тут же встал. Старпом слышала как он прошёл в дальний угол комнаты. Скоро он загремел какими-то баночками, скляночками и ещё чем-то, Фитцджеральд не могла определить чем конкретно. Шаги врача подсказали ей, что мужчина возвращается обратно.
- Ну что сказать. Порадовал, в прочем я и не ожидала что-то там будет нечто серьёзное. - снова усмехнулась Эмилия. Без повязки она чувствовала себя неуютно, как будто кто-то убрал щит, защищавший девушку от внешнего мира. И она одно мгновения почувствовала себя той, маленькой и слабой. Страшно напуганной когда пришла в себя у Фарлонгов и поняла, что не видит. И что она натворила.
- Знаешь, мой отец тоже был врачом. Первоклассным хирургом. - этими скупыми фразами Эмилия оборвала воцарившееся в каюте молчание. - А почему ты выбрал эту профессию? Ты извини, но в самую последнюю очередь ты похож на доктора.
Предстоящая дезинфекция глазниц вряд ли будет приятной, поэтому нужно отвлечь себя разговорами, чтобы не акцентировать внимание на процедурах и дискомфорте от них. Мечница подняла руку и прикоснулась к краям пустых глазниц и резко отдёрнула руку. Это была не самая лучшая идея - лишний раз себе напоминать о произошедшем.
Но от прошлого никуда не деться.

+1

7

- М... ну да, наверное, не так выразился. - пожал плечами рыбочеловек. - Но смысл то ясен.
Дилану, конечно, хотелось добавить, что у Эмилии всего лишь нет глазных яблок, а глаза это вроде как все вместе взятое, но он решил промолчать. Даже обладая любовью оставлять за собой последнее слово за собой, медик понимал, где все же стоит промолчать: и себе удовольствия не доставишь и накама расстроишь. Вот если бы на месте мечницы был Джейсон... ух!
- Серьезное или нет, это не тебе решать. - заявил Ланге, возвращаясь к молодой женщине. В руках у него было все необходимое: вата, пинцет, дезинфицирующий раствор. - Посомневайся ты еще немного и все было бы не так радужно.
Тут он уже не стал молчать. Если что-то болит, то значит это уже серьезно. Если так подумать, то любую болезнь можно запустить так, что потом мало не покажется.
Аккуратно, попросив Эмилию не двигаться, медик обработал ранки и дал добро на то, чтобы мечница вновь надевала свою повязку.
- Завтра придешь еще раз. И да, ради бога, постарайся не прикасаться лишний раз к повязке. По крайней мере, пока все не заживет, - дал наставление Ланге, убирая медикаменты обратно в шкафчик  и с облегчением снимая халат. Вот она, свобода.
Все еще сидящая на кушетке Эмилия вновь заговорила. Она сказала, что отец ее тоже был доктором, а потом поинтересовалась, почему Дилан выбрал эту стезю, ведь он не похож на врача.
- Не похож? - расхохотался рыбочеловек. Такое утверждение он посчитал забавным, даже нет, крайне смешным. - Ты же меня не видела, чтобы утверждать такое. Вдруг я милый, пушистый, чувственный и только голос у меня а-ля быдло? Да и вообще, что за узкое мышление. Не похож на врача. Ни в одной книге не написано каким ты должен быть, чтобы считаться хорошим врачом.
Дилан вновь уселся на стул, стоящий возле кушетки и продолжил:
- А если честно, то это семейное дело. Семья моя довольно известна, к нам обращаются не последние люди и все такое. Хотя, когда я был еще сопливым мальчишкой, тягой к медицине я не отличался, - разоткровенничался рыбочеловек, - вот мечом помахать - святое дело! Но бабушка не сдавалась. А когда заболела сестра, уже и до меня самого все дошло. А мой характер, ну тут простите. Такой уж есть. Не нравится - можете не лечиться, насильно никого не заставляю.
Ланге закинул ногу на ногу и пристально уставился на молодую женщину.
- А с чего это ты спросила? И, раз уж на то пошло, что я хранитель твоего секрета, хотелось бы узнать, откуда у такой молодой и такие ужасные раны. Просто, для лысой обезьяны ты довольно неплоха и все такое...
Назвать Дилана мастером комплиментов значит очень жестоко солгать. То, что должно быть приятным, в его устах звучит довольно саркастично или даже грубо.
- Конечно, если не хочешь, можешь не отвечать. - все же добавил медик, не сводя изучающего взгляда с Эмилии.

+1

8

Эмилия стиснув зубы, терпела неприятную процедуру. Она пальцами вцепилась в края кушетки, но не издала ни звука, пока Дилан дезинфицировал.
- Спасибо. - поблагодарила девушка. Рукой она нащупала повязку, лежащую рядом. Повязав материю обратно, мечница облегченно вздохнула. Рыбочеловек быстро отвлёк её от мыслей рассказами о своём пути к врачеванию.
- Не видела, но помнится ещё не так давно, рукоятка моей катаны прошлась по твоему затылку, а потом я волокла тебя на "Волчонка". Знаешь, непохож ты на белого и пушистого. - чуть насмешливо произнесла старпом и сложила руки на коленях.
- А с чего это ты спросила? И, раз уж на то пошло, что я хранитель твоего секрета, хотелось бы узнать, откуда у такой молодой и такие ужасные раны. Просто, для лысой обезьяны ты довольно неплоха и все такое... - от слов Ланге, Эмилия даже чуть вздрогнула. Вдоль позвоночника словно прошёлся чей-то ледяной палец, оставляя неприятный холодок на коже.
- Мне просто было интересно. - невозмутимо произнесла мечница и пожала плечами. Она стремилась скрыть замешательство, вызванное вопросом врача. Но последнему предложению, похоже, предназначалось быть комплиментом, но Дилан не силён в них. Да и вообще, Фитцджеральд не разу не слышала чтобы он кому-то говорил подобное. Это открытие заставило Эмилию удивиться.
Она ощущала пристальный взгляд рыбочеловека на себе.
- Это было похоже на комплимент если упустить упоминание о лысой обезьяне. - усмехнулась старший помощник капитана.
- Конечно, если не хочешь, можешь не отвечать. - через некоторое время добавил он.
- Я росла в замечательной семье. У меня были самые добрые мама и папа. Был любимый братишка. Я его называла Тедди-медвежонок. - с нежной улыбкой начала Эмилия свой рассказ. Те, тёплые добрые воспоминания дали её чувствам волю. - Мы были так счастливы.
Беззаботные и весёлые деньки на Нокриме оживали в голове так легко будто это произошло вчера, а не восемнадцать лет назад.
- Папа помогал повстанцам. Он лечил их, выхаживал, но не более. Но либо кто-то его предал, либо правительство доверилось словам людей. Так или иначе, выяснять ничего не стали. Они просто ворвались в наш дом, решив, что они имеют права решать кому жить, а кому нет. - Эмилия крепко сжала кулаки, до боли впиваясь ногтями в кожу. Злость на правительственных шавок всколыхнулась с новой силой, но женщина сдержала этот порыв внутри себя.
- Они поставили мне выбор. Либо погибнет вся семья, либо я могу воспользоваться шансом и спасти своего брата и себя. - продолжила свой нелёгкий рассказ мечница. Она сама не понимала зачем рассказывает это Дилану. Какой-то душевный порыв или же что-то другое?

+1

9

- А вот может я в душе белый и пушистый. Прямо белый-белый и пушистый пушистый, как Бегемот после отбеливателя. - сразу нашел что сказать Дилан. - Вот любят все судить по первым впечатлениям, а в душе никто не копается, а если и копается, то считает должным навалить туда кучку, да побольше, побольше.
Ланге попытался изобразить из себя жертву, тяжело вздохнув. Он бы даже руки заломил, но, увы, на Эмилию за счет незрячести, это бы не подействовало. А жаль. Сам себя Дилан не считал белым и пушистым, он считал себя вполне нормальным: в меру язвительным, в меру агрессивным и в меру отзывчивым (врач же, как же тут без сострадания ко всякой твари божьей).
- Любопытной варваре, как говорится, что-то оторвали, да назад не пришили - засмеялся Ланге, а потом, уже спокойно, даже отчасти невозмутимо, добавил, - А это и был комплимент, не опуская часть про обезьяну.
От своих убеждений по поводу названия людей рыбочеловек отказываться не собирался. Обезьяны, пусть лысые, разумные и временами даже неплохие.
Вопреки ожиданиям, Эмилия все же начала рассказ о своем прошлом. По мере того, как женщина говорила, ее эмоции менялись от явно приятных, до гадких и печальных. Прошлое ее явно не было радужным. Куда там Дилу и его "случайному" убийству.
- И ты выбрала второй вариант? - поинтересовался рыбочеловек, когда Эмилия замолкла. Если судить по контексту, то и она и брат должны были выжить, но ее слова о Тедди... интонации и то, что было услышано пока не складывались в единую картинку.

+1

10

- И ты выбрала второй вариант?
Эмилия кивнула головой и отвернулась от Дилана.
- Я хотела защитить Теодора. - через несколько минут женщина заговорила вновь. - Я... Я... - в горле встал ком, который упорно не хотел пропускать слова наружу. Но как говорится, сказал "а", то говори и "б". Иначе ни к чему и вовсе была начинать разговор об этом. - Я должна была убить предателей. И я убила. Я убила своих родителей.
Мечница вновь замолчала. В голове всплыли лица Аланы и Роберта. Улыбающиеся и беззаботные, искренне любящие своих детей. Весёлый светловолосый мальчишка, её братишка, тянет Эми за подол юбки в лес...
- Эми, ты обещала показать мне божьих коровок! - задорно кричит Теодор.
- Если обещала, значит непременно покажу! - вторит ему девочка и смеётся.
- А нас с собой не возьмёте? - к этой весёлой кутерьме присоединяются мама и папа.
- Ура! Ура! Мама и папа отправляются с нами в путешествие! - прыгает от радости Тедди. Отец поймал мальчишку и посадил к себе на плечи.
- Ну что, командуй, капитан! - сказал мужчина.
- Вперёд! - закричал мальчонка и вскинул руку вверх...
Эмилия вздрогнула. На смену счастливым воспоминаниям пришли болезненные. Заплаканное лицо матери, доктор Фитцджеральд с кровью на лице, испуганный Теодор. И злобные ухмылки негодяев. И все смотрят на неё, что выберет девочка?
- Ты должна это сделать, Эми! - сквозь зубы приказывает отец.
- Детка, сделай это! Вы должны с Теодором жить дальше! - плачет Алана.
- Нет! Нет! Нет! Мама, папа, что вы такое говорите?! - кричит мальчишка, пытаясь вырваться из рук громилы...
...А потом глаза. Глаза братишки, в них угасает жизнь. Эмилия держит тело мальчика, смотрит как зрачки резко расширяются. Чувствует как душа ушла. А дальше только боль в длиною жизнь. Это хуже смерти...
- Это хуже смерти. - тихонько повторила она и снова повернулась к Ланге. Рыбочеловек молчал, а мечница продолжила:
- Они сказала, что отпустят меня и брата если я сделаю это. Я сделала. Но они с самого начала и не собирались никого отпускать. Для них это было развлечением! Они убили моего брата, не в чём неповинного ребёнка! А мне... Мне вырезали глаза и оставили умирать. Но я выжила. А потом нашла их всех до одного. Всех! - старпом окончила свой рассказ.
В каюте доктора воцарилась тишина. Эмилия не знала о чём сейчас думает Ланге и какое впечатление вызвал у мужчины её рассказ. Может он посчитает её монстром и осудит, мечница это поймёт. Пусть те люди в мундирах изначально планировали убить их всех, но кровь с рук уже не смыть. Именно она убила тех, кто был ей дорог больше всего. Тех кого она так любила.

+1

11

Дилан молча выслушал откровения молодой женщины и ему сразу стало как-то не по себе. Вот еще одно подтверждение жестокости лысых обезьян. Почему-то почти всегда, если слышно о чем-то плохом, то в этом замешаны именно ничтожные людишки.
- Ты поступила не плохо, - все-таки нарушил уже давящую тишину рыбочеловек. Он долго думал, что же  ответить на слова Эмилии. Конечно, как вариант, можно было бы и просто промолчать, но отчего-то делать этого не хотелось. - Ты хотела защитить брата. В этом стремлении нет ничего дурного.
Ланге вновь замолчал. То, что с ним вот так запросто откровенничали было непривычно. В его практике бывали пациенты, которым было совершенно безразлично, как выглядел доктор, как он относился к тому, что они чесали языком по поводу и без. Но тут же совсем другое. Здесь уже личное.
- Раз уж такое дело, - продолжил врач. - Я тебе тоже кое-что расскажу, о чем обычно не распространяюсь. Не скрываю, но и лишний раз не рассказываю. Из-за того, что моя семья мне тоже дорога, я убил тритона. Что самое жуткое, если ты произвольно пошла на сделку с теми ублюдками, то я даже не понял, что сотворил.
Мужчина вздохнул и потер лоб между рогами.
- Я просто взял и убил. Без какой-либо задней мысли. Только потом, увидев кровь, я понял, что произошло. Так что... Ты явно не хуже меня. Конечно, если тебя это утешит. Я, все же, не пример для подражания.
Последние слова были сказаны с намеренной веселостью. Зачем грустить о прошлом? Порой хочется похандрить, да, но нужно же жить настоящим.
- Конфетку хочешь? - внезапно даже для самого себя поинтересовался Дилан у красноволосой. Не дождавшись ответа, он поднялся со стула и, вытащив из кармана конфету, вложил ее в ладонь Эмилии. Оставшаяся привычка (детей то тоже приходилось лечить) все еще давала о себе знать.
"Какой-то ты сегодня мягкий, товарищ врач" - заметил про себя Дилан.

+1

12

Не одна Эмилия в этой комнате с чёрным прошлым. Не одна она убийца. Конечно, история Дилана значительно отличалась от истории старпома. Но для рыбочеловека то случайное убийство было не менее значимо.
Соприкоснувшись один раз с этой тонкой гранью, отделяющую жизнь и смерть, человек больше никогда не будет тем, кем был до этого. Мечница молчала, слушая рассказ Ланге.
"Разговоры по душам? Серьёзно? С каких пор?" - вопрошал язвительный голос в голове женщины. Но она отмахнулась от этих мыслей как от назойливой мухи.
- Конфетку хочешь?
Старпом вскинула бровки вверх от удивления.
- Конфету? - переспросила девушка и тут же почувствовала прикосновение рук врача к своим ладоням. Дилан вложил ей конфеты в руку. Эмилия некоторое время сжимала их в кулаке, затем разжала руку и пальчиками взяла одну из них.
- Спасибо, - с улыбкой поблагодарила Фитцджеральд и ловко развернув фантик, положила конфетку в рот.
- Вкусные. - отметила девушка после того, как тщательно разжевав сладость, проглотила её. - Ты действительно не такой каким кажешься.  - вслух отметила красноволосая. Наверное, другие члены экипажа очень бы удивились, увидев сейчас мирный разговор по душам между старпом и врачом. Ведь оба не отличались подобного рода общением. Эмилия предпочитала молчать, Дилан больше язвил. Особенно в тандеме с Джейсоном. В прочем, каждый из них сейчас поражался непонятному порыву. Это заинтересовало женщину.
Очень хотелось узнать, что на самом деле представляет из себя рыбочеловек. Она никогда не сможет его увидеть, равно как и кого-нибудь другого накама. Эмилия не знала как выглядит она сама. Она лишь знала, что у неё длинные алые волосы и тёмная повязка на глазах. На этом познание самой себя оканчивалось.
Иногда действительно очень хотелось видеть. Чтобы мечница сказала если бы внезапно, проснувшись утром, она разомкнула веки и заметила пробивающийся свет через тонкую ткань? Чтобы она сказала, сняв её и выйдя из долгой тьмы?
Наверное, Эмилия удивилась бы от того как изменился мир. От того, что жизнь вокруг неё совершенно другая.Ведь теперь она смотрела бы взглядом взрослой женщины, прошедшей через многие тяготы.
- Как ты выглядишь? - неожиданно сорвался вопрос с её губ и она протянула руку чтобы дотронуться до Дилана.

+1

13

- Не такой? - искренне удивился Дилаг, хмыкнув. - И какой же я?
Молодой врач никогда в жизни не пытался казаться тем, кем он не является. Пусть даже себе во вред, но никогда. Смысл притворяться? Какой от этого толк? Как есть он прямолинейный, грубый и нарывистый, так и есть. И нечего приукрашивать.
- Я всегда такой, какой есть. - все же добавил рыбочеловек - Мне незачем казаться кем-то другим. Мнение окружающих меня не волнует, а себя я люблю и таким. Хотя наш вечер откровений может быть чуть смягчил мою язву. Это да.
Ланге серьезно кивнул и, прищурившись улыбнулся.  Редко к его персоне проявляют такой интерес.
- Как я выгляжу? Ооо.... да я просто красавец! - уже в открытую захохотал, на ходу вспоминая, что обычно считается идеалом красоты. - Я высокий голубоглазый блондин с белоснежными зубами и обворожительно улыбкой. Хе-хе.Ну ладно, вру, хотя улыбка у меня и правда просто обворожительная, однако, всякие непосвященные отчего-то считают ее отталкивающей. Что бы они понимали!
В пылу своей речи рыбочеловек не сразу заметил, что Эмилия протягивает к нему руку.
"Хочет определить какой я на ощупь?" - подумал мужчина. "Что ж, довольно забавная затея"
Ланге взял старпома за руку.
- Ну ладно, давай начнем изучать мою внешность. И так. Я - рыбочеловек. То что ты сейчас имеешь удовольствие трогать, моя прекрасная легкая рука с перепонками. - взял инициативу рассказа на себя Дил. - В общем, говори что именно хочешь знать, какую деталь, а я как могу подробно опишу.

+1

14

- Просто сейчас, ты более мягкий чем обычно. - объяснила женщина. Дилан взял её за руку. Кожа врача была чуть прохладна, шероховата. Эмилия протянула вторую руку и принялась исследовать рыбочеловека. Тыльная сторона ладони врача заставила её немного удивиться. Там образовался небольшой "островок" рыбьих чешуек. Она несколько раз провела по ним ладонью, затем её рука передвинулась чуть наверх.
- Чешуйки? - спросила она. - А может у тебя и плавники есть? - без тени шутки или сарказма поинтересовалась мечница. Выше шла обычная гладкая кожа, ничего особенного. Эми передвинулась к Ланге чуть ближе, чтобы продолжить изучение внешности врача. Пальцы аккуратно заскользили вверх, пока не наткнулись на неизвестную преграду. Плавник? Вот он и безмолвный ответ на её вопрос и явно ощутимый, так как старпом сделала неосторожное движение и укололась пальцем об острые края плавника.
- Острые! - воскликнула красноволосая. - Извини, я буду аккуратнее. - женщина отняла одну руку и прислонила палец к губам. Небольшие капельки крови уже сбежали по пальцу, оставляя тёплый след на тонкой кожи Эмилии. Сейчас она чувствовала себя ребёнком, который жаждет изучить неизвестное, ещё не осознавая может это быть опасным или нет. Поборов своё секундное смятение, здоровой рукой Эми притронулась к плавнику у его основания, решив, что нужно быть осторожнее. Указательный палец прошёлся вдоль перепонки между косточками и вернулся обратно.
- Это интересно. - пробормотала девушка. - Джейсон говорил, у тебя какие-то уродливые рисунки на теле. Что он имел в виду? - спросила мечница. Пальцы прошлись по коже вдоль плавника, выше к плечу.
"Я очень забавно сейчас кажусь со стороны!" - подумала она. "Хорошо, что никто больше этого не видит". Интерес к рыбочеловеку был так силён, что Фитцджеральд протянула к нему вторую руку снова, совершенно забыв, что ещё пару минут назад поранилась и из пальца сочилась кровь.
- Надо бы палец перевязать. - вздохнула Эмилия и убрала пораненную руку. - А то ещё перепачкаю кровью.

0

15

- Возможно, - пожал плечами рыбочеловек. - Профессия такая. Быть мягким и покладистым.
Эмилия медленно ощупывала Дилана и, когда дотронулась до чешуи, явно удивилась, поинтересвавшись может у врача еще и плавники есть. Ланге вновь засмеялся, когда старпом все же дошла до плавников и уколола ими палец.
- У меня, подруга, полный комплект. И чешуя, и плавники, и, скажу тебе без излишнего хвастовства, рога есть. - самодовольно заявил медик. Нарцисизмом он не страдал, но самооценка у него была довольно хорошая. - Да и чего ты извиняешься то, это ж вроде я тебя уколол, а не ты меня.
Хоть интонации Ланге и оставались полунасмешливыми, но он искренне был рад тому, что его накама не может его видеть. Не каждый день тебя девушки щупают, тут хочешь не хочешь невольно засмущаешься, хоть и будешь стараться по-прежнему считать, что все нормально.
- Да что бы этот имбицил понимал! - вспылил Дилан, покачав головой. - У меня не уродливые рисунки, а прекрасные татуировки. Вот здесь. Здесь. Здесь. И еще на ноге, но, не будем задирать мне штаны.
С каждым "здесь" врач прикладывал ладонь Эмилии к тому месту, где у него находилась татуировка: грудь, предплечье, плечо и вся левая рука. Он даже кратко описал что и где изображено.
- Да ты не волнуйся, - отмахнулся Ланге, когда старпом высказала боязнь испачкать медика собственной кровью. - Не будет ее видно. У меня кожа не такая, как у тебя, не светлая, а красная. Довольно приятный оттенок, скажу я тебе, очень сочетается с глазами.
Рыбочеловек снова кивнул.
- Я первый рыбочеловек, с которым ты знакома? Не сочти за лишний интерес, просто твои вопросы о плавниках довольно странные. Я еще на вас, людей более или менее похожу, а вот мой отец... ууууу... а мать, мать у меня вообще русалка. И сестра русалка. И бабушка. А я почти в отца, хоть от него у меня только и есть, что обворожительная улыбка.

+1

16

- Да что бы этот имбицил понимал! - мгновенно вспылил врач. - У меня не уродливые рисунки, а прекрасные татуировки. Вот здесь. Здесь. Здесь. И еще на ноге, но, не будем задирать мне штаны.
Дилан взял её за руку и стал прикладывать к тем местам на теле, где и находились рисунки. Он рассказывал, что обозначают его татуировки, а Эмилия внимательно слушала.
- Если у тебя красный оттенок кожи, то это ещё не повод чтобы марать тебя кровью. - усмехнулась мечница, однако всё -таки прикоснулась.
- Я первый рыбочеловек, с которым ты знакома? - поинтересовался Ланге, а молодая женщина кивнула в ответ. - Не сочти за лишний интерес, просто твои вопросы о плавниках довольно странные. Я еще на вас, людей более или менее похожу, а вот мой отец... ууууу... а мать, мать у меня вообще русалка. И сестра русалка. И бабушка. А я почти в отца, хоть от него у меня только и есть, что обворожительная улыбка.
- Русалки? В детстве я читала сказки о них и мечтала, чтобы они существовали на самом деле. И оказывается - такие есть. - улыбнулась Фитцджеральд. Здоровой рукой она дотронулась до левого уха, откинув чуть длинные волосы парня назад. Ничего необычного, уши как уши, не считая серёжки в мочке. Другой же рукой прикоснулась к правому уху. Такая же серёжка на мочке, но теперь ещё добавились два колечка в хряще.
- Ты что-то про рога говорил... - медленно проговорила Эмилия. - Ты же рыбочеловек, откуда рога взялись? - поинтересовалась она, чуть улыбаясь. Девушка опустила руки на плечи, предоставляя Дилану право самому показать свою "гордость".
- Странно, что Джейсон предпочитает звать тебя "красномордым" нежели "рогатым". Ему палец в рот не клади! - с усмешкой добавила старпом. Тяжёлый хвост алых волос, собранных на макушке съехал на бок и Эми пришлось оторваться от своего исследования и откинуть его назад, чтобы не мешал.
- Тебе неприятно когда тебя трогают? - внезапно спросила она. Не хотелось быть причиной дискомфорта врача если таковой имелся в наличии.

Отредактировано Emilia Fitzgerald (2013-11-01 04:22:22)

+1

17

- Не оттенок, цвет. - все же поправил старпома врач. Уж если его "рассматривают", пускай рассматривают правильно, учитывая такие вот незначительные (хотя по мнению Дилана очень даже значительные) нюансы.
Факт того, что Эмилия с детства считала русалок героями сказок, приятно грело душу рыбочеловеку. Еще раз он убедился в том, что подводный народ лучше людей. Как он пришел к такому выводу сказать довольно трудно. Что касается превосходства рыболюдей, то тут логика делает Дилу ручкой и уходит курить, пока приступ "патриотизма" вперемешку с "национализмом" не отпустят несчастного врача.
- Реальнее некуда. - аккуратно кивнул Ланге, чтобы не сбросить руки красноволосой - У нас и кракен водится, если ты слышала о таком. На острове рыболюдей здорово.
Дилан на пару секунд предался приятным воспоминаниям, но почти сразу же отбросил их в сторону. Назад ему было нельзя. Конечно, шумиха уже давно улеглась, но раз он решил покинуть остров, ради своей цели, значит так тому и быть. Супротив мирового правительства вряд ли можно что-то сделать, сидя на глубине и разбираясь с чужими болячками.
- Ну рыбы же разные бывают. А если рыбы разные, то и мы тоже разные. Ты не встретишь одинаковых рыболюдей. Похожих, возможно, одинаковых - ни за что. Вот я - двурогий бычок, от этого и рога. - пояснил Ланге, кладя руку девушки на один из своих рогов. - Они играют чисто эстетическую роль. А то, что эта обезьяна называет меня красномордым... ну черт его знает, что в его гнилой головушке твориться. Может он с детства красный ненавидит? Увы, тут я могу лишь развести руками.
В принципе, то что думал и говорил Джейсон мало волновало рыбочеловека, но в те моменты когда ему хотелось с кем-то поцапаться, оружейник был просто незаменим! Перепалка начиналась с пол оборота. Вечно недовольному Джею все было не так, а Дил это приспосабливал для себя.
- А почему мне должно быть неприятно? Это очень непривычно, но не неприятно.

+1

18

Русалки, кракены, рыболюди... Герои из книжек маленькой Эмилии в одночасье стали вполне реальными. Слушать Дилана было не менее интересно, чем читать одну из историй в книжках. В детстве мечница очень любили читать, особенно сказки. Она воображала себя то отважным корсаром, то заколдованной принцессой, а то и вовсе бесстрашным рыцарем на коне. Но это всё из прошлой жизни. Когда Эми умела радоваться по-настоящему, умела любить и мечтать.
Сегодняшняя Эмилия резко отличалась от той, другой. Не только возрастом. Та девочка была этаким солнечным лучиком, безмятежным и весёлым, сейчас же старпом спокойно могла сказать о себя - убийца. А то удовольствие, которое она испытывала когда катана пронзало человеческое тело, одетое в мундиры! Оно просто не с чем несравнимо...
Пальцы коснулись рожек и мечница улыбнулась. Но эта была улыбка ребёнка, чуть восхищённая, заинтересованная открытием. Чуть приоткрыв рот, женщина водила пальцами по рожкам Дилана. Затем дотронулась до их основания и провела руками по голове, спускаясь ниже, к шее. Позади, шея так же была покрыта чешуйками, а дальше начинался гребень.
- На спине тоже плавник? - на всякий случай переспросила девушка. Пальцы осторожно следовали вдоль гребешка. Эмилии пришлось привстать и чуть ближе наклонится к врачу, чтобы завершить своё исследование. Женщина смутилась от такой близости, а Дилан легко смог бы разглядеть лёгкий румянец на её щеках.
- Знаешь чего мне хочется больше всего? - тихо спросила мечница. - Я бы хотела снова плакать. Потому что иногда, мне кажется, что я растеряла все остатки своей души. Похоронила их вместе с глазами.
Руки замерли на месте, Эмилия ждала, что ответит Ланге. Может ему это покажется смешным? Это её внезапное откровение про слёзы. Посчитает ли он её слабой? Или, наоборот поймёт. Красноволосая наклонила голову и слегка впиваясь пальцами в кожу врача. Это был неосознанный жест и когда Эми поняла это, то поспешила успокоиться и ослабить хватку.
- Извини. - ещё тише проговорила молодая женщина.

+1

19

- Почти угадала. - кивнул рыбочеловек на вопрос Эмилии. - Гребень. Но он уже чисто для эстетического наслаждения, хотя вполне оберегает от любителей похлопать меня по спине.
Дилану не особо нравились подобные дружественные проявления, поэтому, когда тот или иной "приятель" пытался хлопнуть Ланге по спине, чаще всего он оставался с кровоточащей ладонью. А вот так и надо.
Медик хмыкнул, когда заметил, что молодая женщина залилась румянцем. Признаться честно и его немного смущало такое изучение внешности путем осязания, но краснеть то зачем?
- Ну и какой я по твоему мнению? То есть, тебе было интересно, как я выгляжу. Что-то прояснилось? - поинтересовался Ланге. Интересно же.
Все же сегодня был день откровений. Эмилия, проникнувшись к Дилану какой-то странной симпатией, делилась своим прошлым, своими мечтами. Не стоит отрицать, что от части это было приятно, что накама тебе доверяет, но с другой стороны Ланге никогда в жизни не стремился подружиться с кем-то из лысых обезьян. А тут, того и гляди, само собой получится. Странно, очень странно.
- не обязательно плакать, чтобы испытывать какие-то чувства, - покачал головой рыбочеловек. - Чувствовать надо тем, что внутри, а внешние проявления только мешают и отвлекают.
Что еще сказать Дилан не знал. Он даже не был уверен в том, что то, что он сказал сейчас правильно. Может вообще надо было промолчать? Но уж очень напрягала медика тишина.
- Да нет, все нормально! - замахал руками Дил, когда Эмилия извинилась. - Не стоит,  тут недавно как раз книгу про психологии ук... нашел, сейчас...
Краснокожий отошел к шкафу и принялся увлеченно так копаться. С недавнего времени он не то чтобы увлекся психологией, но очень ей заинтересовался. Разбираясь в действиях окружающих, куда проще ими манипулировать, да и вообще разбираться, что у них в голове.
- Вот! - Наконец нашел нужную книгу Дилан и, любовно похлопав ее по переплету, открыл страницу с закладкой. - Тут много о чем говорится, но если и мысль, которая подходит к нашей ситуации. "Иногда надо выговориться, чтобы стало легче". Хотя я удивлен, что ты выбрала меня.

+1

20

- Почти угадала. - ответил рыбочеловек на вопрос Эмилии. - Гребень. Но он уже чисто для эстетического наслаждения, хотя вполне оберегает от любителей похлопать меня по спине.
Женщина не совсем поняла выражение об эстетическом наслаждении, но понятие у всех каждое, поэтому расспрашивать и уж тем более спорить не стала. А лишь кивнула в ответ, тем самым показывая, что поняла Дилана. Сама мечница жутко не любила когда её хлопали по спине. И она никогда так не поступала.
- Ну и какой я по твоему мнению? То есть, тебе было интересно, как я выгляжу. Что-то прояснилось? - поинтересовался врач. Эмилия задумалась, стараясь мысленно чётко представить ответ на эти вопросы и правильно сформулировать его.
- Первое, что могу отметить - интересный. Могу предположить, что незаметным по улицам ты не пройдёшь. - на этой фразе старпом усмехнулась. - Прояснилось и много чего. Я открыла массу новых вещей для себя. В данном случае в человеческом строении. Спасибо, за столь необычную экскурсию! - поблагодарила девушка и отстранилась от Ланге, снова сложив руки на коленях как и в начале их разговора.
Фитцджеральд всё слушала болтовню накама. Он прав. Иногда просто нужно с кем-то говорить, но не для того чтобы стало легче. Это что-то другое.Просто так и не объяснить. Атмосфера сильно отличалась от той, к которой привыкла Эмилия. Они жили в каком-то бешеном ритме, следуя за неугомонным Винсентом, у которого, что не день так новая чудесная идея. В этой суматохе почти не оставалось времени на то, чтобы быть просто человеком, а не пиратом. И вот иногда такие моменты нужны, своеобразный отдых от привычного, можно сказать скачок в другой мир, другую реальность. Именно так представлялся сегодняшний разговор с врачом.
- Мне иногда кажется, что я разучилась делать многие вещи. И это так странно. Они просто исчезли, испарились и вряд ли вернуться... - Эми запнулась, поняв, что не стоит продолжать свою мысль. - Наверное, я тебя отвлекла от какого-то занятия. Вероятно, ты хочешь продолжить его?

+1

21

- Ну что есть, то есть. Отрицать не буду. - развел руками рыбочеловек, убирая книгу по психологии обратно. Хоть желание читать и появилось, но сейчас было явно не время. Как-то даже не культурно. - Некоторые, особо борзые и пальцем тыкают. Завидно поди.
Мнение окружающих, а в частности лысых обезьян, его ни капли не интересовало. Пускай говорят, пускай тыкают. Ему то что? Ему с ними дел общих иметь было не нужно никаким боком. Себя он любил, может быть, даже страдал легким приступом нарциссизма.
- А то что ты открыла в человеческом строении, то ты про меня? - медик нахмурился. То что его приравняли к человеку...- Рыбочеловек и человек, это совершенно разные виды. Это просто я, похож в общем-то на человека, за маленькими исключениями, а вот мой отец... Отец только внешне хм... гуманоид. Форма черепа, допустим, совершенно другая и прочие прелести. Не надо нас ровнять.
Хотя вот анатомически все было очень и очень похоже. Но зачем Эмилии знать об этом? Умолчать не значит соврать, так?
И что же ты разучилась делать? Всегда можно начать заново. - не понял заминки девушки Ланге и теперь в открытую проявлял любопытство. - Да нет, не волнуйся, то что я делал, мне совершенно не к спеху. Я просто развивал мелкую моторику. Скажу больше, я могу продолжать ее развивать и продолжать с тобой беседовать. Я много чего умею.
Дилан кивнул и, в подтверждение своих слов, достал заброшенные пальца и придирчиво поглядел на проделанную работу. результат его не то, чтобы не устроил, но заставил вздохнуть и потянуться за ножницами - часть нужно было распустить.

0

22

- А то что ты открыла в человеческом строении, то ты про меня? - в голосе врача сквозило недовольство. - Рыбочеловек и человек, это совершенно разные виды. Это просто я, похож в общем-то на человека, за маленькими исключениями, а вот мой отец... Отец только внешне хм... гуманоид. Форма черепа, допустим, совершенно другая и прочие прелести. Не надо нас ровнять.
Эмилия вздохнула и изогнула бровь. Сравнение Дилану явно не пришлось по вкусу. Однако как и предыдущий раз, молодая женщина не стала с ним спорить. Пусть будет так.
- Не думала, что это уж такое обидное сравнение. Лысые обезьяны куда менее приятно звучит. Но всё равно, мне следует извиниться, я не стремилась обидеть тебя, Дилан.- с усмешкой проговорила мечница. Следующий вопрос Ланге показался ей несколько... нет, даже чересчур любопытным. Эми закусила губу, раздумывая, стоит ли отвечать на него или оставить свои мысли при себе. Но немного поразмыслив, решила ответить как есть, так как думает.
- Меня ничего не радует. Совсем. С того самого времени не произошло не одной вещи, что сделала бы меня хоть чуточку счастливой. Заставила радоваться. Кажется, это я разучилась делать. Разучилась радоваться. А самое странное, что я не могу даже представить, что могло бы это исправить. И нужно ли это? - принялась объяснять она. Девушка поднялась с кушетки и прошлась по комнате Дилана, ощупывая стену рукой, чтобы проложить себе путь.
- А ты хочешь увидеть своих родных? - неожиданно спросила Эмилия, возвращаясь назад к кушетке. Некоторое время она неподвижно стояла рядом с ней, затем, помявшись, всё же села обратно. А в памяти вспыхнули отрывки из детства. Вот Алана укладывает дочку спать, укрывает одеялом и поглаживая красивые алые волосы девочки, напевает колыбельную своим изумительно нежным голосом.
- Белые барашки по небу плывут
Маленьких деток в дорогу зовут.
Закрывай, малышка, глазки!
Расскажу тебе я сказки.

Эмилия сама не заметила как спела вслух песенку из своего детства. Ту старую, кажущуюся сейчас глупой, колыбельную. Но так была дорога сердцу эта наивная песенка, которую ей пела мама перед сном. Голос Эмилия был чистым, приятным для слухом. С теми же лёгкими чарующими нотками, что и у матери.

0

23

- Для кого как, для кого как. - только лишь и ответил Дилан.
Тут уже была не проблема восприятия действительности, а проблема воспитания. Если тебе с детства талдычат, что люди не торт, то волей-неволей ты действительно веришь в то, что они не торт. Ты даже начинаешь не любить их за то, что они не торт, хотя вроде они и не виноваты особо.
- Да я понимаю, что не стремилась, - уже миролюбиво изрек рыбочеловек, вспарывая очередную нитку на ткани и вытаскивая ее из оной. - Как же меня такого хорошего можно хотеть обидеть? Ты же не Джейсон, чтобы совершать тупые поступки.
Оружейника Дил старался запихивать всюду, что было не особо лестным ну или как-то могло окрасить его с нехорошей стороны. Что поделать, уже не воспитание, но личное восприятие реальности. Вт и зачем его только на корабле держат?
Ланге послюнявил кончик нитки и, прищурившись, продел ее сквозь игольное ушко. Нужно сказать, что он занял точно такую же позу, в которой сидел до прихода Эмилии. К счастью, естественно только для Дила, его закинутые на письменный стол ноги видеть женщина не могла, а значит все было хорошо. Сделать выговор рыбочеловеку о том, что так вести себя не следует культурной личности, да и еще если семья этой личности не последняя фамилия в их месте обитания, было бы очень легко. Ланге уже усвоил, как чихвостят капитана, и сам попадать под раздачу не желал.
- Нужно. Я думаю, это само придет. Что-нибудь да и обрадует, просто сейчас этого нет. Быть совершенно безэмоциональным невозможно. Что-то да ты будешь чувствовать. Что-то да принесет радость. - озвучил свою точку зрения медик, делая аккуратные стежки - Увидеть родных? Возможно. Отец бы гордился мной таким, какой я сейчас, но сестра бы дала мне по шее. Так что, скорее всего нет. Тем более и бабушке в глаза смотреть стыдно было бы.
Медик замолчал, когда осознал, что его накама перешла с обычных слов на пеню.
- Колыбельная? У тебя неплохой голос. - выдал своеобразную похвалу Ланге, воткнув иголку в ткань,  и почти тут же все "испортил". - Только вот спать мне не очень хочется, вроде день еще.

+1

24

Слепая мечница не сразу поняла, что спела вслух. Ей казалось, что это голос матери ворвался в голову из памяти и звучал так реально, что на минуту женщина забыла где она. На минуту стала той маленькой девочкой, сладко сопящей под нежный убаюкивающий голос любимой мамы...
Вырвал её из воспоминаний голос врача, который в отличии от Эмилии не впал в некий анабиоз, вызванный сильными представлениями в голове. Она дёрнула головой и тяжело вздохнула.
-Спасибо. - поблагодарила старпом. - Эту колыбельную мне пела мама перед сном. Вот от вспомнилась. Я никогда её не слышала до конца, потому что практически мгновенно засыпала как только мама начинала петь. - поделилась с ним девушка. Хлопнув ладонями по коленям, красноволосая снова поднялась с кушетки.
- Я думаю, мне пора идти... - пробормотала Эми. Хотя её уход сейчас больше походил на бегство. А от чего, она сама не могла разобраться. То ли от собственной откровенности, то ли от чересчур странного сближения с Диланом... В дверь послышались скребки. Мечница, уловив звук, безошибочно определила, что это Бегемот. Вероятно кот заскучал без хозяйки, выбрался из каюты и отправился на её поиски. По запаху он легко смог бы найти её и теперь чёрный котище скребётся в дверь.
- Мяу! - Бегемот поспешил известить о себе и снова поскрёб коготками по дереву.
- Не откроешь? - попросила она у Ланге, указывая рукой на дверь, слегка улыбнувшись. - Он устроит концерт если я сейчас не выйду или не войдёт он. А мне потом с Джейсоном ругаться, когда он будет высказывать, что "ужасающий вой Сатаны" мешал составлять гороскоп!
Противостояние Джейсона и кота она считала абсурдным и нелепым. И порой оно переходило все границы. Сколько ругани было между старпом и оружейником! Сколько подзатыльников девушка надавала брюнету! Всё без толку. В прочем, каждый член экипажа знал о не любви Джейсона к коту Эмилии.
- Мяу! - недовольно и уже громче прозвучало за дверью. И снова нетерпеливые скребки. Бегемота явно не устраивало, что ему так долго не открывают дверь.

+1

25

- А мне колыбельных не пели, - пожал плечами молодой мужчина, делая очередной стежок. - Пару раз мне читали пред сном лекции, но это не то. И даже не потому, что лекция это не колыбельная, а потому, что учебное место не спальня.
Дилан рассмеялся. Отчего-то, хотя не странно, медик мог хохотать хоть с простого пальца, это казалось веселым, хотя тогда, в годы отрочества, отхватить пилюлей от внешне доброй, но строгой во время обучения, бабушки... В общем, не было в этом ничего забавного. Зато сейчас!
От приятных воспоминаний Ланге отвлекся не столько из-за вновь заговорившей Эмилии, а из-за неприятного звука - кто-то скребся в дверь. Если этот кто-то не корабельная крыса или не пьяный матрос, то, с уверенностью в 101% можно сказать, что это Бегемот. Конечно, как медик, Дилан был против наличия чего-то шерстистого и линяющего в своем кабинете, но крики Джейсона он не любил больше. Точнее, первое время он понаслаждается воплями оружейника в духе "Кто выпустил ЭТО спокойно гулять по кораблю?!", позлорадствует, но, увы, такое развлечение быстро надоест. Дилан же хороший, добрый, он не может долго наслаждаться мучениями людей, да-да.
Именно поэтому, именно из-за своих светлых побуждений и желания в случае чего припомнить Джейсону о том, как он героические его "спас", Дилан отложил свое рукоделие и открыл коту дверь. Да и любил он это мохнатое существо. Почему? Ну подумайте, как можно не любить то, что ненавидит оружейник?
- И не надо так орать, я с первого раза все прекрасно слышу. - цыкнул на кота врач, закрывая за тем дверь. Отчего-то не возникало сомнений, что придется убираться. Ну да ладно. Давно пора, будем считать, что кот это просто толчок.
На самом деле в части, которая служила кабинетом, всегда было чисто, а вот в том закутке, что назывался спальным местом... хм...
- Зачем пожаловал?- поинтересовался Ланге у кота, собственно и не надеясь на ответ. Кот же. Был бы рыбой - дело другое

+1

26

Послышался лёгкий скрип открываемой, затем закрываемой двери.
- И не надо так орать, я с первого раза все прекрасно слышу. - обратился к коту Ланге. - Зачем пожаловал?
Чуткие уши мечницы сразу же уловили топот маленьких лапок по полу.
Эмилия улыбнулась и присела корточки, ожидая когда кот подбежит к ней и запрыгнет на руки. Что собственно питомец и сделал. Довольный Бегемот, не медля ни секунды, направился прямиком к хозяйке и запрыгнув на руки, уютно устроился на её руках. Теперь он был спокоен и довольно мяукнул. Затем взор светло-фиолетовых глаз переместился на врача и кот ещё раз мяукнул. На этот раз в голосе животного, можно было при желании, уловить нотки благодарности.
- Он благодарит тебя, - "перевела" молодая женщина, а котища потёрся головой о её правое плечо.
Бегемот громко замурлыкал когда рука мечницы коснулась его шерсти. Девушка ласково гладила его, медленно поднимаясь с пола.
- После нас тебе тут придётся изрядно убраться. - констатировала она и улыбнулась. - Может окажешь нам с Бегемотом честь и прогуляешься с нами по палубе? - предложила мечница. Кот всё-таки линяет, а лишние хлопоты Ланге доставлять не хотелось. В добавок, погода сегодня выдалась замечательной и было бы неплохо насладится ею, а не просиживать в каюте. Ведь процедуры давно были окончены. Поэтому Эмилия остановилась на самом оптимальном варианте - выйти и пройтись, подышать свежим морским воздухом.
Старпом протянула врачу руку, второй продолжая удерживать кота.
- Как врач, ты знаешь как полезно бывать на свежем воздухе. А ведь погода чудная. - озвучила свои мысли Эмилия. Бегемот решил не оставаться безучастным в этом разговоре и утвердительно мяукнул. - К тому же у меня есть кое-какие дела. Обязанности нужно выполнять - как не крути.
И правда, она так засиделась в каюте Ланге, что совершенно забыла о том, что обещала Винсенту выставить дозорных на сегодняшнюю ночь. Нужно было немедленно исправляться ибо это совсем не в её духе - забыть про приказ капитана.

+1

27

- Это, конечно же, самый яркий ответ на вопрос "зачем" - хохотнул рыбочеловек, покачав головой.
Он мало верил в то, что кот сказал именно спасибо. Куда вероятнее было бы то, что он спокойно, но все же высказывал возмущение пиратам, которые слишком долго открывали ему дверь. Хотя, может быть и не так, но вариант Ланге был куда логичнее.
- Да так и так убираться пришлось бы, так что ен переживай. - махнул рукой медик.  Что поделать. Чему быть - того не миновать. - А прогуляться... можно и прогуляться.
Длинной очереди из больных моряков Дилан не наблюдал, когда открывал дверь Бегемоту, а следовательно мог придти к выводу, что в его услугах никто не нуждается, да и может же у него быть перерыв в конце концов, по "делам" сходить да перекусить?
- Правда в каком-то смысле я могу совершенно спокойно обходиться без свежего воздуха совсем - все же посчитал нужным подметить рыбочеловек. - Ну дела, у всех дела. Составлю тебе компанию, поулыбаюсь народу.
Медик хищно оскалился, но почти сразу вернул своей морде лица обычное выражение. Увы, его талант к мимическим изощрениям сейчас было демонстрировать некому.
- Прошу
Ланге подал Эмилии руку и открыл перед ней дверь. После того, как молодая женщина с Бегемотом на руках перешагнула порог, Дил тихо закрыл дверь и зашагал следом за красноволосой. Ему было совершенно все равно куда шагать - дальше корабля точно не уйдут, хотя мысли поплавать пару раз уже посещали рогатую голову.

+1


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another History » Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC