В игру срочно требуются:




One Piece: The Creeping Future

Объявление



Уважаемые посетители! Ищите нас по адресу http://kaizoku.anihub.ru/



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » Uragirimono. AU


Uragirimono. AU

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: прошел один год после событий на Дрессроуз.

Места: один из фортов, баз Дозора в Новом мире, возможно позже - корабль. После временного пробела - тюрьма под названием "Улей".

Участники: Коби, Иккигане Кай

0

2

В этот чертовски неприятный вечер море было более чем похоже на настроение мисс Кай. На округлые стены северной башни обрушивались самые темные волны, каких Икки еще не видела. А может быть, такими темными они были из-за произошедшего в этот день. Взглядываясь в черноту под набирающим силу гребнем, женщина с какой-то мстительной жестокостью ждала, когда водяная стена со страшным грохотом разобьется о камни и ослабит силу второй волны, которую немедленно постигла та же участь. Холодные брызги морской пены добрались даже до высоты внешней крепостной стены, где несколько человек держали вахту.
Присмотревшись к отпрянувшим от воды фигурам, Иккигане заметила среди них светлую голову капитана Коби. Один из людей форта чуть не столкнулся с ним. Обошлось, видимо, без лишних формальных церемоний, потому что совсем скоро силуэт молодого человека скрылся из виду.
Возможно, ему некогда было замечать -  командиры почти не оставляли свободного времени своим подчиненным, иногда загружая работой сверх меры - но Икки в последнее время старательно избегала добродушного и целеустремленного подопечного Гарпа, чтобы лишний раз не заговаривать с ним.
"Это проверка", сказали ей. Мугивара Луффи, когда попадет в "Улей", станет в очередной раз легендой. Как странно было осознавать, что командиру было практически все равно, какой именно исход будет у этой встряски. Капитану Коби, для которого будет разыгран этот жуткий спектакль, точно будет не все равно.
"Сделай так, чтобы он точно поверил, что пират умер".
Как...
Сцепив пальцы ладоней, крепко вжавшихся в рукоять трости, Икки снова отвернулась к горизонту, чтобы выждать некоторое время, прежде чем спуститься по лестнице и пройти в основное здание тем же маршрутом; темный край моря был различим только благодаря редким вспышкам молний. Хотелось бы ей быть там...
"...Не смей возражать, если увидишь что-то, что расходится с твоим понятием о правосудии. Ты всегда можешь начать поиск своего пути снова, но только до того момента, пока сохраняешь свою жизнь…", - Икки закусила губу, в очередной раз усердно вздохнув. Почему-то подобные импульсы наедине с собой помогали справиться с минутными, совсем необдуманными порывами: ей так хотелось рассказать, или предупредить, да хотя бы намекнуть. Сейчас, на месте, врача удерживала только сила воли, с которой она вдавливала трость в каменный пол, заставляя себя смириться с неизбежным. - "Ты был прав, Ло-семпай. Но кто прав сейчас?"
Через некоторое время Кай все же направилась в основное здание форта. Приказ, данный ей несколько часов назад, она уяснила в ту же минуту, но все никак не могла приступить к его выполнению. Хорошо, что никто это пока не контролировал: перемещения медика из башни в башню могли счесть за странность, присущую молодым ученым, которые находились в раздумьях. Время было на ее стороне, пока что.
Брызги волны окатили Иккигане чуть не до макушки, а ветер едва не унес прочь шарф или даже ее саму. Хромую женщину заметили не сразу, и хорошо, потому что после неожиданного рывка какого-то вахтерного, схватившего ее за руку и протащившего до безопасного места, она едва не упала. Икки не раслышала, как именно он выразился, но прекрасно понимала почему, поэтому уточнять не стала.
Во внутренние помещения вела лестница, по которой Кай спускалась еще медленней, чем в башне. Здесь вероятность встретить Коби была гораздо больше...
"Ты откуда взялся?!" - чуть не выдала Икки, едва не столкнувшись на повороте с тем, от кого собиралась прятаться до завершения тяжелого задания. Само собой разумеется, что он ни о чем не знал. Но, может, подозревал, что что-то должно произойти? Кай не владела Волей, чтобы понять, что капитан чувствует, и может ли.
В первое мгновение ее взгляд мог показаться возмущенным или испуганным, но женщина быстро взяла себя в руки, тряхнув головой и смахнув с лица капли.
- Погода для самых стойких морских волков, не находите?

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-10-02 03:47:26)

+1

3

День, мягко говоря, начинался не лучшим образом. Мало того, что погода оставляла желать лучшего, так еще в этот серый день с буйством морских волн, буквально, всех обитателей форта Морского Дозора завалили всевозможными поручениями. Впрочем, на такой службе всегда было оживленно, и всегда было чем заняться каждому, будь то высокопоставленный командир или обычный солдат, однако, с самого утра почти всех ребят подняли ни свет ни заря, напутствуя сонным и потрепанным дозорным разные задания. Эта участь, само собой, не обошла и Коби. Его, как капитана одного из небольших отрядов, подняли раньше времени, учитывая еще некоторые вчерашние события, из-за которых пришлось уснуть довольно поздно. В итоге розоволосому капитану удалось поспать от силы несколько часов. Сейчас Коби, борясь с желанием зевнуть так, чтобы свести челюсть, завершал свои последние задания в списке, которые ему выдали еще утром. Кто-то такой же сонный случайно задел парня плечом, рассыпавшись в куче извинений. Какой-то молодой солдат, который спешил с важными поручениями к адресату. Коби только снисходительно улыбнулся, похлопав того по плечу и ответив «Ничего страшного», после чего скрылся в снующей по форту толпе.
Идя в сторону выданного ему кабинета для поставленных работ, парень опускает глаза в записи заданий, которые сделал сегодня, чтобы ничего не забыть.
- Проклятье…
Буркнул капитан, потирая глаза, видя, как перед ним начали немного расплываться буквы, написанные собственной рукой. «Столько времени их не использовал, и нате вам, пожалуйста», - недовольно отозвался про себя Коби, опуская темно-синие очки на кончик носа, - «наверное, стоит сходить к окулисту и проверится еще раз…»
По пути к кабинету и вычеркивая на ходу те задания, которые уже сделал, парень столкнулся со своим напарником в тот момент, когда он выходил с чемоданом из своей комнаты. Говорить и спрашивать он ничего не стал, но вопросительно поглядел. Даже с некоторым волнением на лице.
- Не знаю, Коби, - отвечает блондин, вздыхая, - меня внезапно сорвали с места и «верхушка» сказала собирать манатки. Меня перебрасывают в какой-то другой небольшой форт, дескать, там помощь нужна… как по мне, это чертовски странно, не находишь? Мало что ли у них народа.
- Не нахожу, - у Коби вырвался какой-то усталый вздох,  - а людей в Морском Дозоре становится правда мало, на которых можно положится и которые не сбегут в трудную минуту, бросив своих товарищей, мне интересно сколько времени тебя не будет?
- А что, уже скучаешь? – хихикает Хельмеппо, пихнув напарника локтем в бок, но после, на его лице, появилась озадаченность. – Я сам не знаю, насколько я пропаду, меня не оповестили.
- А вот это уже правда странно, - задумчиво говорит Коби,  но секунду спустя, улыбается уголками губ, - ладно, я надеюсь, что  у тебя все пройдет гладко.
- Я вот тоже надеюсь, что ты не влезешь в какую-нибудь задницу, как ты обычно любишь это делать, - снова хихикает блондин, обернувшись на ходу в сторону напарника и помахав тому, - бывай, дружище, до связи.
Коби кивает, не двигаясь с места до тех пор, пока высокая фигура друга не скрывается совсем из виду. «Блин», - парень тяжело вздыхает, развернувшись на каблуках в нужную сторону, - «сначала вчерашняя бессонница из-за этого странного неспокойствия внутри, теперь Хельмеппо… может, я поэтому не мог долго уснуть? Из-за   отъезда Меппа?..»
Коби в который раз смотрит на строчки в записях и не понимает, что читает. Слишком сильно засели волнующие мысли в розоволосой голове. Они мешали сосредоточиться на работе и даже нормально спать. Почему? Для юного капитана оставалось загадкой. Во всяком случае пока.
«Так! Сосредоточься, Коби!», - внушает себе парень, чуть помотав головой, словно это могло как-то помочь отогнать ненужные размышления. – «Что у тебя сейчас в списке? Так…Разобрать отчеты в алфавитном порядке… Алфавитном порядке… Боже…»
- Ой!..
Капитан не сразу осознает, что с чем-то столкнулся, но когда это понимает, видит перед собой девушку. Иккигане Кай была медиком, и надо отметить, отличным медиком. Она хоть и была чуть старше Коби, но добиться таких высот в 23 года удавалось мало кому, по пальцам пересчитать можно.
Коби опустил случайно глаза вниз, на трость, которую девушка всегда держала при себе, но тут же поднял глаза, понимая, насколько это неприлично вот так вот пялится. Многим было уже известно, почему эта хрупкая особа носит с собой этот предмет, и это не могло ни восхищать юного капитана. После печальных событий, что произошли с Иккигане-сан, она не пала духом, а продолжила службу в Морском Дозоре, плюс ко всему с большим успехом в продвижения.
- Простите, Икки-тян, - в голове Коби настолько спутались все мысли, что он не сразу заметил, как обратился к девушке не совсем в формальной для коллег форме, - я с самого утра какой-то… разбитый.
- Погода для самых стойких морских волков, не находите? – поинтересовалась Иккигане с привычным для всех спокойствием, однако, как показалось самому Коби, у  нее промелькнули некоторые эмоции в виде легкого испуга.
- Я тоже так считаю, - парень улыбается едва заметно уголками губ, смотря в окно, за которым погода, кажется, ухудшилась еще больше, - и явно не для таких, как я.
После чего карие глаза смотря на девушку.
- Вы можете простыть, учитывая то, как Вас окатило водой,- в голосе Коби слышалось легкое волнение, - будет немного обидно, если такой врач, как Вы, свалитесь с температурой.

Отредактировано Coby (2014-10-07 01:33:07)

+1

4

Нельзя было не отметить искреннюю вежливость капитана. Справедливости ради, стоило уже знать, что он всегда вел себя именно так - был открытым, честным. Останется ли он таким? Как повлияет на него осознание, что командиры не доверяют ему? Как и Коби, Икки отвернулась к окну.
"Значит, он с самого утра не в порядке... Это из-за множества поручений?" - прежде, чем снова посмотреть на молодого человека перед ней, врач медленно, со спокойным видом и без особого любопытства обвела задумчивым взглядом зал и всех собравшихся, ни на ком не заостряя внимания. Ей было этого достаточно, чтобы убедиться, что в помещении не было представителей высших чинов. Находиться рядом с капитаном от этого легче не стало (будто любая мелочь грозила ее разоблачить), но можно было позволить себе говорить немного мягче, как капитан того заслуживал. Настроение у него, в самом деле, как у упитого в хлам - неуверенный, чувствующий себя, наверное, не нужным и очень одиноким. - "Почему он так добр ко мне? Это сложнее, чем казалось - обманывать человека, который не собирается сделать мне ничего плохого..."
- Благодарю за заботу, - кивнула Иккигане. Ей пришлось заставить себя избавиться от щемящего сердце чувства жалости к капитану. Сейчас для этого либо слишком поздно, либо слишком рано. Сочувствие? Почти то же самое. Сострадание? Да каким, черт возьми, образом, откуда взять это. Икки никогда не была в подобной ситуации прежде... - А вот Вы выглядите бледнее, чем обычно, Коби-сан.
Не она ли была сейчас более жалкой, чем капитан? Не способная сказать ничего по делу и даже не представляя, как можно справиться с заданием при наименьших потерях. И, вообще-то, было немного страшно - что он будет делать тогда..? Одним укоряющим взглядом не обойдется.
- Все в порядке?
"Тебе потом придется сожалеть, Икки. И очень большой вопрос, о чем именно. О том, что ты согласна выполнить приказ, или о том, что заранее стараешься изо всех сил загладить свою вину", - ругала себя женщина.
Один из дозорных спустился по лестнице - мисс Кай пришлось посторониться - поздоровался и поспешил дальше, раздавая младшим по званию короткие и четкие указания, как горячие пирожки.
- Вашего напарника не видно сегодня, обычно вы вместе...
И действительно, если и был кто-то, кто мог приободрить Коби, так это его друг. Но если он был не рядом, может, ему тоже что-то поручили? Капитан не мог не замечать, что вокруг что-то происходит, какое-то движение.
Что-то должно случиться. Что-то грандиозное.

+1

5

- А вот Вы выглядите бледнее, чем обычно, Коби-сан. Все в порядке?  - услышал парень «диагноз» от своей собеседницы.
«Надо же», - пронеслось в его голове, - «неужели я в самом деле настолько ужасно выгляжу?»
О том, что тревожило капитана, он распространяться не хотел, да и о чем вообще говорить, если сам толком не понимал, что за неспокойствие терзало его вот уже второй день. Для начала стоило бы понять, в чем дело, впрочем, Коби иногда и самым близким людям не рассказывал, что творилось внутри него. Во всяком случае это началось с того момента, как он получил звание капитана. Как-то неожиданно ясно в голове парня пришло осознание, что сдерживать свои эмоции стоит лучше. И не редко по этому поводу ворчал Хельмеппо, которого откровенно раздражало такое непонимание о том, что творилось с его другом. А сейчас… Сейчас просто нужно знать причину. Точную причину.
- Да, - озадаченно улыбнулся Коби, но в его голосе явно звучали неуверенные нотки, - наверное, бессонные ночи сказываются… да и когда это Морской Дозор нормально отсыпался, за исключением редких случаев, когда в мире бывали свободные деньки. Правда, я уже не помню, в какое время было подобное.
Коби с каким-то особым вниманием вслушивался в каждое слово девушки и понимал, что ее беспокоит что-то не меньше, чем его самого. Вот вроде Иккигане-сан отвечает, задает вполне стандартные вопросы, но создавалось такое ощущение, что сама она словно не здесь… Ладонь Коби легла на лицо, позабыв, что на кончике носа покоятся очки. А ему еще казалось, что он совсем отвык от них.
- Вы не против сменить обстановку? – поинтересовался вежливо парень, искоса глянув на о чем-то спорящих дозорных, которые находились недалеко от них, выполняя свои поручения. – Тут немного шумно.
Двое молодых дозорных отправились вверх по лестнице. На самом деле цель капитана была его кабинетом, но отчеты могли подождать, учитывая еще то, что из всех заданий осталось всего два, а вот прерывать назначенный маршрут, которому следовала девушка, и начавшийся разговор, было ужасно невежливо, как казалось Коби.
- Вы правы, - вздохнул парень, протирая на ходу залапанные очки цветастым платком и возвращая их на лоб, - по поводу моего напарника…
Брови Коби чуть сдвинулись к переносице, а глаза смотрели в пол.
- Его сегодня в срочном порядке перевели в какой-то другой штаб, и это очень странно, - мысли в голове капитана не давали ему сосредоточиться и снова взять себя в руки, выдавая недавнюю тревогу, - я не стал говорить об этом Хельмеппо, когда встретил его перед уходом, но даже он заметил в этом указании что-то странное.
У парня вырвался тяжелый вздох.
- Нас так еще никогда не разделяли, отдавая приказы или задания обоим, но…
Коби выдержал короткую паузу, искоса глядя в окна, проплывающие мимо двух дозорных и по стеклам которых начал барабанить сильный дождь. Сейчас он твердо для себя решил, что не будет зазорным, если он отправится к начальству с просьбой, чтобы ему объяснили причину такого поручения его напарнику, причину того, что это скрыли от него… Столько много вопросов, на которые, возможно, могут его только обматерить и выставить пинком под зад за дверь. И хорошо, если просто с предупреждением.
- Простите, - Коби неловко улыбнулся, глянув на девушку, - я, наверное, совсем Вас замучил своими глупостями… давайте все скинем на всеобщий недосып, Икки-тян?..
Тут Коби осекся, осознавая, что только что ляпнул. «Позорище!» - ругался сам на себя парень, чувствуя, что с его физиономии можно было спокойно прикуривать. – «Прежде, чем что-то сказать, сотню раз подумай, болван!.. Боже… Я-то думал, что со смущением уже покончено два года назад…»
- Простите, Иккигане-сан, за мою бестактность, - тихо извинился Коби, продолжая смотреть вниз и желая провалиться сквозь землю… ну или хотя бы на пару этажей ниже. Вдруг повезет.

+1

6

Икки не показалось: капитан действительно был рассеянным. Дело в том, что это не обычное его поведение - многие привыкли видеть в Коби целеустремленного молодого человека, который не привык останавливаться на достигнутом. Иногда складывалось впечатление, что не цель тянет его за собой, а он сам тянет цель, обгоняя по одному ему видимому пути все прочие. Никто не сомневался в том, что воспитанник Гарпа станет адмиралом когда-нибудь и дело было даже не в том, кто покровительствовал моральным принципам этого дозорного, а в том, как искренне он этого хотел и как был непоколебим в своем желании.
"Может быть действительно виноват нарушенный режим..?" - Икки наклонила голову, засомневавшись в высказанном предположении. Если было что-то, что не давало Коби спокойно уснуть, так это неспокойствие. Как очевидно-то. - "Надеюсь, я выгляжу лучше, чем он".
Редко Икки приходилось жалеть об отсутствии под рукой зеркала. Ну скажите честно, разве может быть это важно медицинскому персоналу, который должен в первую очередь заботиться о пациентах, а не о своем внешнем виде.
"Кажется, у меня было что-то... что может ему помочь". - Кай не вспоминала об этом, она знала, что способ действительно есть. В этой мысли ее уверил непроизвольный жест собеседника, случайно скользнувшего ладонью по стеклам очков. Хоть медик и не пользовалась очками, ей было знакомо некомфортное чувство ограничения поля зрения из-за небольшой помехи: бывали во время операций сложные случаи, когда капля крови или раствор случайно попадали на маску с осветительным прибором.
Коби, тем не менее, даже не обратил на это никакого внимания. Его предложение перейти в другое, более тихое место, было с готовностью встречено согласным кивком. Икки уже знала, куда именно следует пойти им обоим и сразу повернулась к смежной лестнице, ведущей в соседний корпус. Кроме общих комнат и кабинетов там находился ее лазарет - ее рабочее и жилое место в этой холодной крепости.
Кай не из тех людей, кто забывает оставлять окна открытыми, а двери не запертыми, но тем не менее, сейчас ей трудно было с первого раза сосредоточиться на вопросе, на какой именно полке хранится необходимая для Коби вещь.
- Надеюсь, никто не станет укорять меня в том, что я отвлекаю вас от работы, капитан, - произнесла женщина, обернувшись через плечо. По лестнице она поднималась, несмотря на хромоту, весьма ловко: привыкла за год использовать опору так, чтобы ни колено не тревожить, ни вторую ногу излишне не нагружать.
В коридоре по пути к лазарету дозорным никто не шел наперерез, никто не выходил из соседних дверей и не догонял с криками о новом поручении. Только гром гремел и молнии сверкали, конкурируя с силой освещения и оставляя на полу на несколько секунд отчетливые силуэты окон.
Икки было привычнее слушать, чем говорить, поэтому она не останавливала капитана, пока тот делился рассказом о произошедшем и своем мнении об этом.
- Странно, - протянула Кай, ничуть не удивленная тому факту, что Хельмеппо был переведен в другой форт. Ей, тем не менее, было интересно, не то ли это место, где располагается подземная тюрьма, шириной и симметричностью ярусов напоминающая пчелиный улей, и куда как раз должны втайне доставить пойманного пирата.
Повернув в замке ключ, Икки открыла перед Коби дверь. Тот явно сомневался в правильности того, что ему вообще стоило обо всем говорить постороннему человеку. Женщина понимала, как он колебался и с какой силой преодолевает невидимую преграду под названием "доверие", но с моральным давлением ничем не могла помочь - разве что поддержать, пока была такая возможность. Или отвлечь. Смотря что получится, и получится ли вообще. Оказалось, что капитан вполне способен справиться с этим самостоятельно - смутился и покраснел. Так покраснел, что впору было удивляться, как еще стекла его очков не вспотели.
- Не переживайте, капитан, - подбодрила "хромая зубочистка", зажигая в комнате лампу. Она могла понять это внезапное секундное замешательство, потому что не только Коби не знал, как надо обращаться к врачу. Женщины на кораблях хоть и встречались, но мало, и сей барьер до мужчин им никогда не сломать. К черту изящные этикеты, благодаря которым присутствует смущение. - Можно просто Икки, если вам так нравится больше.
Женщина кивнула на деревянную скамью с резной спинкой, уютно покрытую покрывалом. С мебелью в этом форту было чертовски хреново, что уж говорить об остальных мелочах, но Иккигане, привышей к жизни в море, ничто не мешало обустраивать в выделенном ей месте все по собственному желанию: правил этим она не нарушает, зато лавка стала любимым местом в приемном кабинете.
- Проходите же, не стойте на пороге. Я сейчас вернусь... - она не имела права задерживать Коби ради собственного любопытства, но простояла у открытого ящика в соседней комнате, более ощутимо пахнущей медикаментами и травами, около пары минут. Она не видела ни содержимого шкафа, ни надписей на множестве пробирок, склянок и маленьких бутылочках: Икки ругала себя за несправедливый эгоизм. Будь она доброй сейчас, может останется шанс, что Коби простит ее..? Это ли не дает ей покоя? Но какой в этом смысл, если она так или иначе будет чувствовать себя виноватой?
- Вот, - Кай вернулась с бутылочкой, - это микстура для крепкого сна. Это не снотворное, просто успокаивает мысли и расслабляет - наша с отцом разработка. Помогает, когда поиск ответов на вопросы и поиск самих вопросов не дает заснуть ночью... С вашим напарником все будет хорошо, Коби-сан.
"Но не могу сказать о вас того же. А теперь уходите".
Как ни старалась, Иккигане не могла найти ни одной отрицательной эмоции, которую бы чувствовала капитану. Да и возможно ли вообще такое? Какая неприятность обнаружилась, однако: такое действительно невозможно - молодой человек был невыносимо тактичен, вежлив и осторожен со словами. Его нельзя было заподозрить ни в чем плохом. Как у командиров вообще появились сомнения в его преданности Морскому дозору?

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-08-18 03:37:01)

+1

7

- Не переживайте на этот счет, Иккигане-сан, - Коби попытался улыбнуться, но улыбка вышла какой-то замученной, - мне осталось не так много доделать, поэтому времени на личные прогулки у меня вполне много.
Молодой капитан шел рядом с девушкой и не мог понять, что тревожило ее. Ощущение того, что Иккигане что-то беспокоило похлеще, чем его самого, никак не могло покинуть. Внешне его коллега выглядела спокойно, впрочем, как и всегда, но Коби не покидало чувство, что его собеседница была рядом с ним не в своей тарелке. «Ненавижу эту способность», - промелькнуло в его голове в адрес Хаки Наблюдения. Иногда ее и правда было тяжело контролировать, хоть парень и научился управлять ей довольно неплохо. Однако, ощущать чужие переживания или боль, особенно тогда, когда ситуация не давала как-то помочь человеку, могла свести с ума. Ему с большим трудом удалось скрыть свои эмоции. И так девушку нагрузил ненужной информацией, по большей части личной, так еще и приставать с ненужными вопросами в стиле «Что с Вами? Может я смогу как-то помочь?».
«Себе сначала помоги, идиот!» - как-то раздраженно обратилось к Коби его второе Я, которое, обычно, мыслило более здраво, чем он сам.
Коби какое-то время стоял в дверях кабинета Иккигане, мялся, считая, что вот так вот бесцеремонно входить в личное пространство к человеку, который вызвался помочь, совсем уж наглость высшей степени. Многие его коллеги, особенно Хельмеппо, на эти личные принципы капитана, любили его подкалывать, дескать, заморочек очень много в этой розоволосой голове, но он по другому не мог, хоть и не воспитывал его никто подобным образом. Впрочем, девушка сама сказала войти в помещение, а не топтаться на пороге. Коби тихо поблагодарил, проходя и усаживаясь на указанное ему место. Пока медик возилась с лекарствами, ища нужное, парень внимательно оглядывал помещение: небольшое, но просторное, не нагроможденное ничем лишним, с запахом лекарственных трав и всеми теми приятными ароматами, которые Коби считал по личным соображениям умиротворяющими и чем-то вдохновляющим. Надежда, наверное, так. Ведь даже самая маленькая веточка лекарственной травы могла спасти чью-то жизнь. Если бы у него была другая мечта, а не цель стать Адмиралом, то наверняка она была бы такой же. Ведь врачи тоже спасают жизни, возможно, даже лучше, чем солдаты Морского Дозора.
- У Вас тут очень уютно, Икки-сан, - с чуть заметной улыбкой обратился парень к девушке, прибывая в каком-то умиротворяющем состоянии. Иккигане появилась перед Коби с пузырьком, протягивая его и объясняя его лечебные свойства. Было так неловко. По сути, они ведь толком и незнакомы, пересекались несколько раз, но и то по работе, а тут такая, можно сказать, к незнакомому человеку забота, которую парень никогда не ощущал. Не считая, конечно, Гарпа, с его своеобразной опекой, но это было уже совсем другое.
- Я очень Вам благодарен, - Коби принимает пузырек, аккуратно опуская его в карман плаща, - Вы сегодня меня, буквально спасли.
Парень неловко улыбается.
- Выслушивали все мои бредни, еще и помогли с лекарством, которого мне явно недоставало, - капитан чуть склонил голову в поклоне, - я, пожалуй, пойду, не хочу отвлекать Вас от важных дел, и так уж отнял много Вашего времени…еще раз благодарю за помощь.
Шаг Коби замедлился, когда нужно было переступить порог  кабинета. Какое-то время капитан колеблется, подбирая слова и решаясь, сказать ли их, или все-таки не стоит.
- Иккигане-сан? – Коби оборачивается через плечо, смотря на девушку с каким-то озадаченно-волнительным выражением на лице. – Я хотел сказать, что очень ценю Ваши переживания к тому, которого, по сути, и не знаете, в это время, когда в мире происходят такие ужасные вещи, как ненужные разрушения, войны и предательства, сложно найти человека, который способен прочувствовать, и если Вам понадобится какая-либо помощь, не важно какая, вплоть до мытья полов, то я всегда к Вашим услугам.
«Кажется, ты снова стал чересчур открытым, да?» - Коби мысленно вздыхает с легкой улыбкой, пока не зная, плохо это или хорошо, но о сказанном не жалеет. Это, словно, и должно было произойти, словно, эти слова должны были прозвучать, может не сейчас, позже, но абсолютно точно имели место быть сказанными.
Попрощался Коби как-то рассеяно. Беспокоясь, что от недавно сказанных им слов, девушка посчитает такое поведение бестактным или совсем уж неприличным, поэтому уходя, на всякий случай, извинился. «Не умею я все-таки с девушками общаться», - подавлено проносилось в голове парня, когда он стремительно, стуча каблуками, направлялся в сторону своего кабинета, - «иногда я завидую Хельмеппо в этом плане, у него все как-то проще…так!..»
Молодой капитан чуть помотал головой, отгоняя ненужные мысли и пытаясь сосредоточится на своих делах.
«Сейчас нужно разобрать отчеты, потом отдать их на проверку, а уже потом…» - у парня вырвался тяжелый вздох, понимая, что та мысль, которую он хотел воплотить в реальность, могла не очень весело для него закончиться, - «потом узнать, почему так неожиданно нас с Хельмеппо разделили, и главное, куда именно отправили его».

Отредактировано Coby (2014-10-12 01:19:34)

+2

8

Хорошо, что капитан все понял без лишних намеков. Это тоже проявление мистической способности, которой он обладает? Наверное, Кай бы и сама не отказалась от подобной поддержки, чтобы точно быть уверенной, что с Коби все в порядке. Он-то, может, частично и осознал, какую тяжесть медику приходится держаться на сердце, как беспощадные борозды оставляет на душе самобичевание.
«Ты еще поплатишься за это, Икки».
Молодая женщина промолчала, так ничего и не сказав на слова благодарности, и смогла только головой покачать: мол, не стоит так усердствовать с осыпанием в любезностях, очевидно, что все мы здесь делаем свое дело и стараемся изо всех сил помочь друг другу и всему миру.
Последние слова, сказанные капитаном, только еще долго и настойчиво звучали у дочери ученого в голове, даже когда дверь за молодым капитаном была ею закрыта. Она даже не поняла, когда успела ее закрыть, и она ли это была, или Коби сам прикрыл за собой.
«Что я делаю… Для него это будет удар. Ненужные разрушения, войны… предательства. Вот зачем он это сказал именно сейчас. Именно вот так».
Коснувшись ручки двери кабинета, перед которой застыла будто в немом потрясении, Иккигане было собралась ее повернуть, чтобы догнать розоволосого юношу, но, как и тогда в башне, заставила себя стоять на месте недвижимым бесстрастным изваянием.
«Он пожалеет. Пожалеет о том, что может доверять мне», - с силой сжав зубы, Кай зажмурилась, справляясь с неровным дыханием. Сипло выдохнув, судовой врач отпрянула от двери, чуть не потеряв из крепкой хватки рукоять трости. Повинуясь эмоциональному давлению, требующему срочного выхода, медик сжала покрепче опору, без которой не могла нормально ходить – и бросила ее в стену, разбив единственное здесь зеркало, небольшое, в котором можно было наблюдать только верхнюю часть тела. Из искаженной трещинами поверхности сурово смотрело лицо. Это было совсем не то лицо, которое стоило бы хоть раз видеть другим, ведь даже наедине с собой Иккигане оно показалось страшнее некуда.
- Я знаю, к чему это приведет, - раздраженным, железным тоном заявила женщина своему отражению, - я знаю, что мне пора работать…

* * *

Как Кай и предполагала, через неделю несколько отрядов Дозора из базы, в которой они пребывали, вызвали на упомянутый командиром остров. Военные корабли для женщин не место, но врач, как говорят, существо бесполое, поэтому при Икки к третьему дню плавания матросы привыкли даже материться – она обращала внимания на это едва ли больше, чем на ленивое дуновение ветра, повинного в их слабом приближении к зловеще темнеющему горизонту.
«Погода, что ты делаешь, не надо так», - судовой врач, отвернувшись от вяло вздыхающих парусов, недобро посмотрела на небо, глубоко вдохнув свежий морской воздух. Ладонь ее привычно опустилась к карману, в котором находились ключи от лазарета. Второй дубликат находился в кают-компании у командира отряда, который почти не покидал компанию капитана этого крепкого, внушительного судна; мужчины наслаждались нудным обсуждением стратегически выгодного расположения «Улья» в широкой бухте с чрезвычайно узким проливом. Много недостатков, но преимущество очевидно – стоит какому-нибудь кораблю зайти в ловушку, из нее он уже не выберется…
Слухами не только земля полнится, но и все орудийные палубы корабля: скоро о поимке капитана Мугивар, о его заточении и возможном скором «визите» всей его команды не шептались разве только крысы.
Канониры усердно проверяли пушки, заставляли юнгу чистить мушкеты и считать бочки пороха. Мечники – с противным скрежетом точили лезвия.
Почти каждый был занят делом, а у Икки, если так выразиться можно, был в делах перерыв. Никто из присутствующих не знал, что требования капитана к доктору снабжать его всем подряд и докладывать обо всех имеющихся медицинских приборах – это всего лишь повод, чтобы удостовериться, что приказ выполняется. Остался только один последний этап… Иккигане не знала, можно ли обойти сверхспособности Коби имитацией, без лишнего риска, ведь среди знакомых никто подобным проявлением Воли Наблюдения не обладал; погрешностей судовому врачу бы не простили ни за что. А учитывая приказ – чтобы капитан поверил, что Монки. Д. Луффи умер - это казалось неосуществимым. Казалось.
Кто-то задел трость судового врача, чуть не споткнувшись о нее, выругался и прыгнул в сторону. Иккигане боковым зрением заметила как толпа матросов привалила к противоположному борту, ликующе выкрикивая что-то. Что именно – было не разобрать. Обернувшись, Кай заметила совсем недалеко такое же судно Дозорных. Кто-то передавал карманную подзорную трубу и, невольно оказавшись замешанной во всеобщем спонтанном беспорядке, Икки приблизила ее к глазам.
«Хельмеппо..?»
- Кому-то предстоит самая веселая часть… - присвистнул боцман, приняв собственность обратно в свои руки, - встречать Мугивар нос к носу. Не хотел бы я оказаться на их месте.
Кай резко обернулась, выискивая среди разномастных макушек одну, принадлежащую человеку, который переживать будет вдвое больше. Или даже втрое.
«Он ведь не слышал? Надеюсь, он не слышал…» - неприятно дрожали руки.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-10-16 04:34:45)

+1

9

Как бы себя не чувствовал молодой капитан, а задания, данные  начальством, никто за него  делать не собирался и не должен был. Как только парень переступил порог своего кабинета, прикрыв за собой плотно дверь, он кидает тоскливый взгляд на кипу папок на столе, после чего переводит такой же взгляд в окно. Погода разбушевалась не на шутку, крупные капли дождя барабанили по стеклу, впрочем, погода никогда не влияла на настрой розоволосого юноши, на работу в Дозоре и всему тому подобному, что он привык считать своим прямым долгом, берясь за что-то с энтузиазмом. «Ага, энтузиазм», - пронеслось в его голове, подходя к окну кабинета и утыкаясь лбом в холодное стекло, закрывает глаза, - «что же со мной происходит?..»
Губы юноши тронула чуть заметная улыбка, которая могла бы с легкостью перейти в сдавленные хихиканья.
«Глупо, наверное, сейчас выгляжу… хорошо, что Хельмеппо меня таким не видел», - Коби отлипает, наконец, от стекла, потирая ладонью лоб и усаживается за свой стол, открывая одну из папок, - «надеюсь, что Хельмеппо благополучно добрался, и надеюсь, у него будет возможность связаться со мной…»
Коби вытаскивает из кармана маленькую ден-ден-муши, по которой они обычно связывались с Хельмеппо, и  ставит ее рядом с собой. Они часто так делали, еще с того момента, когда их начали отправлять  по разным важным поручениям по отдельности. Коби уже не помнил, чья это была идея, но одно они знали точно: их это успокаивало, понимая, что в любую минуту можно услышать голос лучшего друга. Кто говорил, что в Дозоре не бывает сантиментов? Еще как бывает! А вот такие вот моменты Коби были катастрофически необходимы. Иногда он просто боялся самого себя и своих мыслей.
Сколько времени прошло за работой, парень не заметил, но за окном было уже темно. Последняя папка была проверена и поставлена в ту стопку, которой ей было необходимо стоять.
- Отлично, - юноша потягивается до хруста в позвоночнике, но довольный тем, что успел закончить со всеми заданиями до полуночи. Взгляд Коби упал на пузырек, который ему вручила  Иккигане-сан. Губы парня тронула чуть заметная улыбка. Было приятно осознавать, что в мире есть люди, которым не все равно на других людей, которые преданы своему делу и которые готовы прийти на помощь в любую минуту, даже, если проблема, по сути, совсем незначительная.
После принятия чудодейственной микстуры, юноша не заметил, как уснул. Крепким здоровым сном и с ясными, без тревог, мыслями.

*    *    *
Время тянулось довольно долго и, чего уж греха таить, нудно. Нет, в форте по-прежнему спешили выполнять свои поручения солдаты, начальники раздавали их, однако чего-то масштабного, пока, не приходило. Не то, чтобы Коби так уж сильно заскучал по беготне за пиратами, да дракам с сильными врагами, но такое положение дел заставляло немного беспокоиться. Плюс ко всему Хельмеппо до сих пор не вернулся, а прошла, практически, неделя. Нет, он связался с ним, как-то туманно объяснил свое задание и место положения, но для розоволосого капитана такое объяснение было только еще большей пыткой. «Не люблю недопонимать», - чуть сдвинув брови к переносице и шагая быстрым шагом к кабинету того, кто обычно отдает распоряжение своим подчиненным ниже по званию, думал раздраженно Коби. В прошлый раз юноша так и не решился отправиться с этим вопросом к начальству, посчитав, что этой скрытности есть причина, тем более на тот момент Хельмеппо все-таки дал о себе знать. Сейчас же, услышав от друга очередное «Ну понимаешь, я сам нифига не понимаю…», терпение капитана переполнилось через край. Разговора, увы, не вышло. Его едва ли не выкинули из кабинета пинком под зад, пригрозив, чтобы не лез не в свое дело, а коли ему вдруг стало скучно, пусть берет швабру и драит полы. Было стыдно, очень. За такое самодурство, за сомнения и неизвестно откуда взявшуюся паранойю, поэтому парень, извинившись с серьезным тоном и отдав честь, удалился из кабинета, пока его насильно не выкинули оттуда. Однако, неспокойствие, словно снежный шар, накапливался с каждым днем. Засыпать спасала лишь микстура Иккигане-сан, но  все хорошее когда-то закачивается. Одной ночью молодому капитану приснился жуткий сон. К нему тянулась рука его друга… Нет, не Хельмеппо, а знаменитого пирата, Монки Ди Луффи. Рука Луффи, как и он сам, были все в крови, но на его лице Коби все равно видел эту заразительную улыбку.
«- Ты же говорил, что будешь честным дозорным?» - было видно, что будущий Король Пиратов держится из последних сил, но голос Луффи в адрес Коби был откровенно насмешливым.
«- Я… я честный дозорный, Луффи-сан!..»
«- Посмотри на свои руки, Коби», - и смех. Этот его такой заразительный, но сейчас пугающий смех. Коби ощущал, словно наяву, что опускает глаза на свои ладони и видит, что те в крови. В чужой крови. В крови ЕГО друзей!..
Когда капитан проснулся в 4 часа ночи едва ли не с воплями и в холодном поту, осознание того, что это было всего лишь сном, пришло не сразу. Уж слишком все было реалистично. Если бы не самообладание, отточенное за эти два года, он  просто разрыдался бы, подняв кучу шума, но сейчас парню дало непосильных трудов сдержаться.  Однако, пальцы сжали одеяло до побеления костяшек, а губа была прикушена до крови.
«Почему?..»
Дыхание стало неровным, тяжелом, в груди неприятно щемило.
«Почему именно Луффи-сан?..»
В тот день так и не удалось уснуть. Было просто страшно засыпать и видеть это вновь. Больше, конечно, подобных снов Коби не видел, но под конец недели легче особо не стало, хоть юноша и старался отмахиваться от этого груза в голове, полностью сосредотачиваясь на своей работе. Полегчало только тогда, когда появилось задание, в котором определенные группы Морского Дозора должны были проплыть на назначенный командиром остров, где, со слов главнокомандующего, отдадут каждому отряду свои поручения. Место, а точнее тюрьма, в которую направлялся этот корабль, назывался «Улей». Коби много слышал про него, но ни разу там не был, и сейчас, пока была свободная минутка, юноша сидел с книжкой в отведенном ему месте. Впрочем, эта книжка не была какой-то литературой, это было некое научное пособие и хронология для дозорного, который не был знаком с «Ульем». Парень  только заканчивал дочитывать последнюю главу, когда к нему влетел запыхавшийся солдат его отряда.
- Коби-сан?!.. Там корабль Мугивар и корабль Хельмеппо-сана!
Коби несколько секунд недоуменно смотрит на взъерошенного парня, после чего светлые брови сдвигаются к переносице. Проходя мимо солдата, розоволосый юноша хлопает того по плечу и на ходу стягивает с вешалки капитанский плащ. «Что происходит?!» - стук каблуков начищенных ботинок отдавался в ушах странными сильными звуками, которые определенно раздражали. – «Почему Хельмеппо вдруг оказался тут…и Луффи-сан со своей командой настолько близко подошли к этому опасному месту? Он ведь не стал бы так рисковать своими накама, не будь на то какого-либо веского аргумента».
Выйдя на главную палубу и подойдя вплотную к леерным ограждениям, лицо Коби отдало прохладным морским ветром. Глаза юноши устремились на знакомый уже давно корабль знаменитых пиратов, переходя плавно на корабль напарника. Казалось, еще немного, и молодой капитан просто вывалится за борт.
- Иккигане-сан? – не сводя глаз с кораблей, обратился парень, заметив присутствие своей коллеги рядом. – Вы не в курсе, что тут происходит?
В его голосе можно было услышать едва заметные нотки волнения, не смотря на то, что на лице сейчас было серьезное выражение, полное готовности. Вот только оставалось вопросом: за кого именно волнение?

+1

10

«Он здесь», - Икки присмотрелась к лицу капитана, с предстоящей для себя неприятностью не узнав робкого юношу, которого тот из себя когда-то представлял. Цепко всматриваясь в фигуру отдаляющейся от них облегченной кормы фрегата, на котором был его напарник, Коби задал вопрос, вполне очевидный для создавшейся ситуации. Молодая женщина помолчала, не зная, как следует ответить и стоит ли обнадеживать бессмысленной сейчас фразой, о том, что все будет хорошо. Кай очень хотелось, чтобы их военное судно как можно скорее достигло пункта своего назначения, и было как можно дальше от места предстоящего морского боя.
Словно прислушавшись к мысленным вздохам судового врача, ветер со скрипом раздул паруса. Осуществляя одному ему понятный маневр, навигатор кричал что-то марсовым, зазевавшимся на мачтах; слов было не разобрать. Защищаясь от холодных брызг, Икки подняла руку, закрывая лицо и отворачиваясь как раз к той стороне горизонта, где легендарный легкий бриг «Санни» должен был стать добычей. Увы, попутный ветер для тех, кто находился на борту вместе с Коби, означал только то, что фрегат Хельмеппо был вынужден столкнуться с крайне неудобным бейдевиндом и поменяться с вражеским кораблем предполагаемыми ролями. Не нужно было знать слишком много о деталях в морском деле, чтобы понимать: снижение скорости в такой момент обещает крепким на вид бортам превратиться в решето от пиратских залпов.
«Что тут происходит? И как ответить?» - после первого грохота Икки засомневалась, стоит ли ей говорить вообще хоть что-то. Кай даже растерялась, заставив себя вспомнить точный вопрос капитана. Ей хотелось дать подсказку, пока среди шума множества голосов и топота ног во время слаженной работы никто не обращал внимания на штабных, – «Не в курсе ли я, что тут происходит…»
- Тут - нет, - покачала она головой, вздрогнув от второго грома пушек. Началось. – Но в «Улье» есть пленник, которого хотят спасти пираты. Их капитан. – Вряд ли человек, спрятанный в местных камерах, был каким-то обычным капитаном. Ничуть. Этот мальчишка был достоин того, чтобы Иккигане четким ровным голосом, спорящим своим тоном с торжественностью момента, когда фрегат Дозора все же беспрепятственно и ловко вошел в узкий пролив, упомянула его имя: - Капитан Соломенная Шляпа.
Бум! – снова донес ветер возгласы орудий, звучавшими бодро, будто в предвкушении грандиозного спасения.
Икки не была ни рада, ни напугана, что их небольшой отряд направили именно в это место, и что от него могут и камня на камне не оставить. В мире было множество других вещей, которые бы вскружили голову мисс Кай паникой и сбили бы с хладнокровного расчета каждой минуты, что ей как раз и предстояло.
«Например, неоправданные ожидания», - решила про себя врач, покачнувшись на месте из-за заскользившей по мокрым доскам трости. Выпрямившись, Икки указала на высокий центральный вход конической формы.
- Самый верхний этаж. Остальные только ниже. Судя по всему, он на «последнем», - договорив короткими предложениями то, что знала наверняка, женщина в тот же момент перевела взгляд в сторону, за плечо Коби, оставив его гадать – предположение ли только что прозвучало из ее уст или самый настоящий факт. Дочь ученого действительно очень старалась сказать все именно так, чтобы постороннему человеку не взбрело в голову любопытствовать, очень старалась, чтобы показалось со стороны, что хирургу, часто провожающему людей от Грани, все происходящее было безразлично, неинтересно. И вообще это ее не касается!
Икки надеялась, что получилось и то, и другое - и подсказать, и приказу последовать, хотя ей уже давно следовало бы понять, что такого быть просто не может. Делая выбор или выполняя приказ, всегда чем-то приходится жертвовать. Или кем-то.
Она смотрела на дверь кают-компании: мужчине, вырвавшемуся на верхнюю палубу, не сразу удалось справиться со сквозняком, что дало время мисс Кай отойти от главного действующего лица коварного заговора командиров, дабы не возникло подозрений.
- Капитан Коби! – позвал старший по званию, приказы которого отряд выполнял последние недели, - подойдите.
«Вот и … все», - Икки, заметно посерев лицом, заставила себя спуститься в кубрик. До того, как бросят якорь, она точно никуда не выйдет.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-10-29 20:19:21)

+1

11

- Тут - нет, но в «Улье» есть пленник, которого хотят спасти пираты. Их капитан. Капитан Соломенная Шляпа.
Когда прозвучали эти слова, отдавая каким-то неприятным звоном в ушах, сердце Коби готово было выскочить на тот момент из груди, а руки впились в леерные ограждения с такой силой, что готовы были раздавить их в щепки. Юноша стоял неподвижно, продолжая смотреть на корабль своего напарника, но вглядываться во что-то основное просто не было сил. В голове молодого капитана возник очередной кавардак из клубка всевозможных мыслей, а точнее множества вопросов, на которые ответы, конечно же, он не получит. «Луффи-сан в плену?» - не хотелось верить этому, не хотелось осознавать, что такой человек, как Луффи, мог легко попасться Морскому Дозору. – «Эти ситуации… Этот внезапный перевод Хельмеппо… Сны…»
На последнем слове, прозвучавший в его голове, парень вздрагивает, ежится, надеясь, что все эти действия, которые могут выдать его с потрохами, были похожи на то, что морской холодный ветер заставляет зябнуть. Но это было не так, совсем не так.
Коби молчал. Просто стоял и вглядывался в то, что творилось перед его глазами, соблюдая напряженную тишину.
- Самый верхний этаж. Остальные только ниже. Судя по всему, он на «последнем», - услышал он голос девушки. Что-то внутри щелкнуло, еле слышно, но это было настолько ощутимо, что недавние мысли, которые так засели в его голове, притупились.
- Иккигане-сан? - юноша чуть повернул голову, смотря на свою коллегу. На лице не было никаких эмоций, абсолютно, точно так же, как и бесстрастие в голосе. – Почему Вы говорите об этом мне?
Продолжить разговор не удалось. Коби подозвал к себе главнокомандующий, от чего розоволосый резко поворачивается на каблуках и направляется к нему.
- Капитан третьего отряда прибыл по Вашему приказу, командор Шинсу, - стандартно отвечает парень, отдав честь, но при этом ощущает, что вот-вот подкосятся ноги от недавно услышанного.
- Капитан, Вы ведь в курсе почему здесь оказался корабль Мугивар? – твердым голосом спрашивает высокий мужчина, смотря за битвой в море и время от времени улыбаясь, когда выстрел из пушки корабля Дозора достигает своей цели.
- Да, в курсе, - не своим голосом отвечает Коби, чувствуя, как пересохло в горле.
- Когда мы прибудем на место, я хочу чтобы Вы и Ваш отряд патрулировали восточную часть второго этажа «Улья», - командор переводит тяжелый взгляд на юношу, внимательно вглядываясь в его лицо, - возле входа к третьему.
«Что тут происходит?» - Коби пока не понимает сути этих слов, но чувствует, что они очень-очень важны. И по большей части, важны не только для него.
- Вам все ясно, капитан Коби? – подводя итог и не сводя глаз с парня, спрашивает Шинсу.
- Так точно! Разрешите откланяться?
- Разрешаю, приступайте сразу же к выполнению приказу после надлежащих подготовок, как окажетесь на месте.
- Так точно! – юноша снова отдает честь, разворачивается и направляется к своему отряду, дабы доложить о недавнем приказе и распределить все обязанности. Проходя мимо судового девушки-врача, его быстрый шаг приостанавливается, глаза смотрят в сторону Иккигане. Парень хочет что-то сказать, хочет завалить коллегу вопросами, но вместо этого только прибавляет шаг снова, подходя к своему отряду.

Ступив через порог «Улья», перед глазами Коби открывается суматоха, слышаться крики, подготовка к возможной битве со знаменитыми пиратами. «Вот уж точно улей», - мрачно проносится в голове капитана, когда ему показали его комнату, где нужно было покидать свое барахло. Времени на распаковку сумок не было абсолютно, но очень хотелось связаться с Хельмеппо и задать один очень важный вопрос. Прекрасно осознавая, какая сейчас у того ситуация, юноша старался гнать эту навязчивую мысль от себя подальше. Но как только парень собрался выходить из комнаты, схватившись уже за ручку двери, ден-ден-муши в кармане плаща дало о себе знать, заставляя уже второй раз за этот сумасшедший день вздрогнуть. Коби моментально отвечает, оставаясь пока что в комнате, дабы их разговор не был услышан лишними ушами.
- Ты знал, Хельмеппо? – сразу же задает вопрос юноша железным голосом, отходя подальше от входной двери. – Ты знал, что Луффи-сан здесь в плену?
На том конце слышится лишь напряженное молчание, после чего ответ упавшим голосом друга:
- Да…
И снова это неприятное чувство внутри, снова внутри сжимают все тисками. Коби закрывает глаза, прикусывая губу и чувствует, как дрожит рука, держащая ден-ден-муши.
- Когда Вы узнали об этом? – не меняя интонации, спрашивает капитан.
- Коби, друг…
- Повторяю вопрос, лейтенант-коммандер: когда Вам стало известно о заключении пирата Соломенная Шляпа?
Это молчание и давящая тишина, показалась целой вечностью, но, наконец, слышится ответ.
- Не так давно, перед тем, как корабль Мугивар появился в поле зрения… Коби, я в такой же ситуации, как и ты, я точно так же был удивлен, и даже зол, потому, что, судя по всему, твой Луффи находится тут уже давненько, а об этом везде умолчали…
Как-то стало легче. Половина камня, который был сейчас на сердце, откололась и ухнул куда-то вниз, дав возможность дышать более свободно.
- Хельмеппо…
Коби чувствует, что готов вот-вот разревется, но стойко поборол в себе эти ощущения.
- …ты в порядке?
В ответ слышится откровенно облегченный вздох.
- Ты напугал меня, засранец! Еще раз так сделаешь, получишь под зад каблуком!
- Прости, - Коби чуть улыбается, но блондин чувствует это по интонации и ощущает явное облегчение.
- Идиот, - буркнул в довесок Хельмеппо, после чего говорит, - кстати, Мугиварам удалось скрыться, не знаю, конечно, хорошо это или плохо, но думаю просто так они отсюда не уйдут.
- Да, я тоже так думаю, - отвечает Коби, размышляя над всей этой сложной ситуацией, - извини, Мепп, мне нужно уже вести свой отряд на патрулирования «Улья».
- Патрулирования «Улья»? – слышатся удивленные нотки в вопросе друга, и после чего Коби кратко излагает приказ командора.
- Тебе не кажется…
- Это очень странно, Мепп, - хмурится юноша, смотря в одну точку, перебив блондина, - я бы сказал, что это охренительно странно, как ты выражаешься…но я…я…
Парень опускает ладонь на лоб, подбирая слова, но так и не найдя нужных, тяжело вздыхает.
- Тут что-то происходит…точнее, это происходило еще в форте, но я запутался, Мепп… очень сильно запутался…
- Успокойся, ок? Всему есть рациональное объяснение, - блондин хмыкает, после добавляет, - как ты выражаешься… поэтому успокой там своего паникера внутри, все обязательно будет ясно, а пока надо выполнять все приказы, какие дает «вышка».
- Да, ты прав, ты абсолютно прав, - Коби кивает, закрыв глаза и пытаясь сосредоточится, - спасибо.
- Забей…все, мне пора, да и у тебя там, судя по всему, фиг расслабишься. Бывай.
- Пока.
Коби кладет ден-ден-муши обратно в карман, чувствуя, что заметно полегчало, но неспокойствие и прежнее состояние смятения вернулось вновь, приобретая с каждой минутой новые обороты. «Что мне делать, Луффи-сан?» - бушевали внутри капитана эмоции, когда он быстрым шагом направлялся к своему подготовленному отряду. – «Что мне делать?..»

Отредактировано Coby (2014-11-02 04:18:46)

+1

12

«Он уже что-то понял», - обреченно подумала Икки, глядя в спину капитану, который был готов выполнять данный ему приказ. Она знала, что это был за приказ, ведь поручение Коби руководить отрядом, патрулирующим конкретную часть тюрьмы, тоже было частью плана командиров. – «Ему наверняка сейчас тяжело собрать все воедино и домыслить, в какой он находится опасности…»
Кай хотела бы что-то сделать, но, какой бы момент она ни выбрала, все было либо слишком рано, либо слишком поздно; таким образом она оказалась перед трапом. Прежде, чем спускаться с палубы на берег, капитан фрегата задержался. Как и Икки, он наблюдал за удаляющейся светловолосой макушкой, а потом передал женщине ключи.
- Это от аварийного лифта. Убедитесь, что будете Там раньше их группы.
План «Улья», со всеми коридорами, дверьми, камерами, подъемниками, рубильниками и прочими атрибутами будто был четко выгравирован в голове до мельчайших подробностей. И все же, даже если врач знала о внутренних помещениях больше капитана, это не значило, что ей удастся выполнить эту часть приказа. И все-таки, она с готовностью кивнула, прежде чем подобрать чемодан и, не глядя на командира, сойти на твердую поверхность земли.
В Улье царила темнота, почти всегда. У каждого был с собой фонарь, остальным приходилось довольствоваться более скудным источником света: узкими окнами под самым потолком, куда и вошь, казалось, не способна пролезть. Может быть, это и не окна были, а щели от застоявшейся ветхости стен, выставленных прямо у кромки воды. Звук плеска волн доносился даже до самого нижнего этажа, а еще глубже – мелькали темные отблески.
Единственным способом перемещения с этажа на этаж считались открытые площадки, спускающиеся через всю ширину подземной тюрьмы. Без перил, эти узкие подобия лестниц должны были представлять одну из первых опасностей для заключенных фруктовиков: внизу мелькала сероватой пленкой черная застоявшаяся вода.
Теперь, оказалось, существовал еще один способ оказаться на нужном этаже. Икки с трудом нашла лифтовую комнату, не подозревая о том, какой горячий спор разгорелся у вышестоящих по поводу того, что ей доверили ключи. Но уже было поздно.
Конечно же, ей тоже, как и Коби, не доверяли.
Она была уверена, что, раз согласилась выполнить приказ, от нее отстанут. И все же этого было мало.
«Тоже мне, тайный спуск», - фыркнула про себя Кай, ступая на каменную плиту и поставив на ее холодный пол чемодан. Ни стен, ни дверей – только один рубильник и полукруглый проем, в который бы поместилось до десятка человек, но это в случае, если бы они стояли, тесно прижавшись друг к другу, как огурцы в банке.
С тихим скрежетом плита заскользила вниз.
«Вот будет смешно, если она сейчас рухнет и я утону…» - Икки поежилась, явно переживая не самые радужные моменты, а потом и вовсе пискнула от страха, когда плита лифта, вдруг задержавшись, будто бы накренилась. Женщину бросило в холодный пот, когда, стоя на коленях и сжав руками трость (единственную сейчас опору), открытая площадка лифта опустилась мимо одного из параллельных коридоров. – «А вот об этом меня не предупреждали!!!»
Фонарь осветил ее широко открытые, полные отчаяния глаза, когда Кай встретилась взглядом с Коби, который как раз тоже спускался осторожно вниз.
«Нет…»
Лифт уже проехал, а Иккигане смотрела в одну точку. Перед ней все еще было лицо молодого капитана, выражение которого трудно было ей описать, зато которое понять было очень даже легко. Ни он, ни она к такому точно не были готовы.
Решимость сделать все так, как сказано, сразу пошатнулась.
Кай даже не понимала, что уже идет по направлению к камере Мугивары и очнулась от оцепенения только тогда, когда оказалась прямо перед ним. Как и было спланировано, усыпляющий газ и кайросеки обеспечивали полную изоляцию «Улья» от шума и разрушений, которые бы он тут воспроизводил.
«В ваших руках и смерть, и жизнь», - звучали на этот раз в голове слова Нокса, который когда-то своим телом загородил своего стажера. С каким-то странным, отстраненным от всего выражением во взгляде, Икки смотрела на ампулы в ладони. Одну из них ей предстояло использовать именно сейчас, но прежде…
«Спрячь, это часть плана».
…за тень одного из камней, женщина пристроила ден-ден муши. Они. Все. Будут. Знать. Или не будут?
«Простите, Мугивара-сан…»
Как странно было стоять так близко к легенде и даже иметь возможность к ней прикоснуться. И как жаль, что первой это сделает игла шприца.
Икки еще не поняла, что сделала. Монки Д. Луффи, как висел на цепях в одном положении у стены, так и оставался на месте. Или при свете фонаря было не так заметно, как он побледнел?
Женщина взяла пирата за запястье, равнодушно отсчитывая замедляющийся пульс, который, казалось, синхронно отсчитывал секунды и до ее личного кошмара.
Камень, за который был спрятан аппарат связи, стоял недалеко от края коридора.
Женщина сухо, вздыхая на потолок, нецензурно выругалась.
Наверное, сами боги помогали не только заключенному, но и его друзьям. Кай предупредить Коби не успевала, зато можно было сделать что-то другое. Ради чего? А дьявол их знает, виноватым надо считать какой-то внутренний Импульс, который отвечал за что-то более сильное и важное, чем чей-то приказ.
«Тут нет перил», - свободной рукой, сжимающей трость, Иккигане потянулась вперед и с мстительным удовлетворением сдвинула небольшой булыжник. Дюйма вполне хватило. Бульк. – «Какая досада».
Отвернувшись от входа камеры, она стала ждать, ведь потопленной ден-ден-муши было недостаточно…
«Торопись, Коби, у твоего друга не так много времени», - сердце подскакивало, как взбесившийся мустанг, раскидывающий всех направо и налево, а ведь случались ситуации и пожестче, нежели ожидание минуты полного провала. Наверное, это все из-за страха, что капитан действительно мог и не успеть.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-11-04 21:42:03)

+2

13

Раздавая приказы своему отряду, оказавшись на месте назначения, молодой капитан никак не мог сосредоточиться: он то и дело ошибался с назначением того или иного солдата, извинялся, вновь говорил задание, но уже тому, кому оно было изначально предоставлено. В голове по-прежнему стояли те вопросы, на которые юноша хотел получить быстрее ответы, и утешающие слова Хельмеппо помогли не особенно хорошо. Каждой клеточкой тела ощущалось напряжение, косые взгляды в его сторону, словно паранойя, которой у него никогда не замечалось, пробудилась. Слежка… слежка? Но почему? По какому поводу? Еще один угнетающий вопрос в коробочку его жизни в связи последних событий. Вспомнился последний разговор с Иккигане-сан… точнее, его обращение к этой загадочной девушке. В последнее время его коллега-медик старательно пыталась скрыть взгляд…почему? И это напутствие, в котором девушка напрямую рассказала, где находится Луффи…почему?.. Почему…снова эти треклятые вопросы!..
- …Капитан Коби?
- А?... Что? – юноша встрепенулся, словно после нечеткого и размытого сна, возвращаясь в ненавистную ему сейчас реальность.
- Мы…- солдат из отряда явно не один раз обращался к нему. О том говорил озадаченный вид стоящего напротив парня. – Мы расставили наших людей в должном порядке, как Вы и приказали, на случай нападения Мугивар…капитан… с Вами все в порядке?
Коби какое-то время молчал, смотря в одну точку не моргая.
- Не совсем, - тихо отвечает юноша, но секунду спустя улыбается. Кажется, улыбка вышла не очень внушительной. – Я не люблю подолгу пребывать в подобных местах, где едва-едва проникает солнечный свет…это угнетает.
Солдат кивает, утверждает, что сам не любитель такой обстановки, после чего отдает честь и уходит на свой пост после разрешения капитана. «Дерьмо!» - шипел про себя Коби, пытаясь изучить карту «Улья», которую держал в руках. Но ничего путного из этого не выходило, приходилось вновь возвращаться к началу карты. – «Ощущение такое, что мое сердце сейчас выскочит из груди…»
«Обернись», - голос, который внезапно появился в сознании, заставил застыть резко на месте и вытянуться в струнку, не двигаясь даже на миллиметр. Коби не хочет поворачиваться назад, но понимает, что это НАДО. Именно надо для него, дабы не упустить чего-то очень важного…
И Коби оборачивается.
Юноша сотню раз пожалел о сделанных действиях, чувствуя, как опустились плечи, чувствуя, как выскользнула из пальцев карта, чувствую бешенный стук сердца и видя напуганный, как показалось ему, взгляд судового врача  - Иккигане Кай. Коби громко сглатывает, ощущает, как трясет его тело...
«Почему?» - шаг вперед, маленький, нерешительный. – «Почему…так?..»
Этот один единственный маленький шаг дает волю стремительному бегу в сторону камеры, где находился Луффи. Юный капитан слышит, как за спиной кричат его подчиненные, что туда нельзя, что это не их зона наблюдения, что за такие безрассудные действия может влететь по полной от вышестоящих лиц, но Коби пропускает эти обеспокоенные предупреждения мимо себя. Ноги сами понесли молодого капитана туда, где был легендарный пират, его будущий и серьезный противник, будущий Король Пиратов, его лучший друг, сделав его мечту явью…
Когда Коби оказался во входном проеме камеры, к его большому удивлению там никого не оказалось, кроме… Иккигане Кай. Именно в этот момент юноша с ужасом видит, как девушка отходит от пленника с пустым шприцом, после чего толкает тростью неизвестно для чего находившеюся в этом помещении ден-ден-муши в воду. А в самом ли деле это так неизвестно?..
Похоже, она не заметила его внезапного появления, потому, что обращает свое внимание на розоволосого парня только после того, когда в этой затхлой камере раздается его голос, который для самого Коби звучит в ушах острым звоном:
- Иккигане-сан? – сбивчивое дыхание едва-едва получается восстановить в норму, натягивая на лицо глупую улыбку. Почему она появилась на губах юноши, он не знал, может из-за того, что не хотелось до сих пор верить в то, что он сейчас увидел? – Что…все это значит?..
Голос все-таки начинает дрожать. Парень старается сдержать эмоции и подкашивающие ноги, пытаясь устоять на поверхности каменного пола твердо, но его не покидает ощущение, что в сердце воткнули сразу несколько  тонких и длинных игл, засаживая их с каждой секундой глубже.
- Иккигане-сан?.. – проклятая дрожь в голосе усиливается с каждым разом. Коби не спеша подходит к девушке, слыша, как каждый его шаг отдается громко в ушах. Пальцы сами сжали ворот куртки медика, крепко удерживаясь за них. - Я прошу… не молчите…
Юноша прикусывает едва ли не до крови губу, опуская голову и не разжимая по-прежнему пальцев.
- Оправдывайтесь… говорите, что угодно…т…только…
Комок в горле было невозможно больше игнорировать. Слезы потекли по щекам дорожками.
-…не молчите…
Плечи, казалось бы обычно, стойкого в тяжелых ситуациях капитана, начинают дрожать.
- Или… или Вы считаете, что это, - пальцы юноши еще сильнее сжали ворот куртки девушки, - и есть справедливость?.. Вот так вот просто взять и забрать людскую жизнь?.. Мы не боги, Иккигане-сан… Не боги, чтобы решать кому жить или нет… это ли Ваша справедливость?..
Слышится тихий всхлип, который Коби старался так усердно подавить в себе, но этого не получилось.
- Это… это жестоко… это очень жестоко, Икки-тян…

+1

14

Она знала, что он прибежит сюда, но не думала, как это будет быстро. Еще не оборачиваясь, Икки инстинктивно становилась так, чтобы закрыть собой Луффи, но в следующую секунду уже шагала в сторону, ибо у этого странного действия действительно не было ни причины, ни смысла. Подняв взгляд от пола к лицу Коби, Икки не поверила своим глазам. Он, наверное, и своим не верил тоже, но выглядел капитан больше как сумасшедший, чем дозорный. А действительно, это обстоятельство не сведет ли юношу с ума? Коби точно не мог не ощущать того, что происходило вокруг него все эти недели… С каждым вдохом он будто впитывал это знание, как абсолютную правду, но даже при всех ответах, которые должны были возникнуть при взгляде на человека за спиной Иккигане, он еще что-то спрашивал. Не верил.
Женщина не двигалась с места и только стояла, чуть подавшись вперед и опираясь о трость руками: ноги отказывались держать ее на месте ровно. При этом Икки, заставляя себя смотреть на капитана, не могла найти сил снова посмотреть ему в глаза.
Приходилось прятать взгляд, поворачивать голову – но как. Шок будто пригвоздил мисс Кай к одному месту, лишив всего хладнокровия, которое должно было ее спасти и на которое так полагались командиры, отправившие ее выполнить задание.
Наверное, все волнение капитан сейчас был вынужден переносить за двоих, потому что врач не проронила ни слезинки. Кай вообще не могла ничего в себе найти такого, что выбило бы ее эмоции, кроме ощущаемой где-то под диафрагмой болезненной пустоты, жадно поглотившей все сразу одним залпом и затаившейся, чтобы дождаться самого тяжелого момента, когда можно выплеснуть все обратно. 
Коби нужно было хоть что-то сказать, но, кажется, таинственная сфера Ничего, что появилась вместе с капитаном в этой камере, вдобавок к чувствам уничтожила и голос.
«Коби-сан», - Иккигане чуть наклонилась, стойко дожидаясь момента, когда на смену горю придет гнев, подняла ладонь, почти коснувшись пальцем розовых волос и… опустила руку. Это точно будет нечестно. Хватит с капитана и того, что он уже пережил. И что ему предстоит переживать. Горечь, подобная этой, звуком умоляющего воя и тихих упреков останется в голове врача еще надолго. – «Не плачьте. Хватит. Почему вы так…»
Уж лучше бы он ее ударил, чем просил что-то сказать.
Это жестоко, Икки-тян.
Кажется, в «Улье» поселилось грустное эхо.
Нет, Коби-сан, вы пока что знаете только про одну жестокость. Пока что.
«Мы не боги… Но это приказ…» - голос разума вопил о том, чтобы Икки сейчас не говорила ничего, что бы ни чувствовала, что бы ни хотела говорить. Чувство вины же было сильнее и смешивалось с легкой, светлой завистью. Точнее, это все-таки была гордость, чувство, которое возрождало в груди теплый ком, согревающий сердце и заставляющий тело дрожать. Почему-то Коби всегда труднее было идти вперед, но он шел, несмотря ни на что.
Стрелка внутреннего компаса все еще крутилась для мисс Кай, не останавливаясь ни на одном делении, ни даже на одной стороне, постоянно меняя направление и выбор правильного пути. По обе стороны баррикад были люди, которыми Иккигане тайно восхищалась, и ради которых могла бы даже пожертвовать собой. Для нее поиск той самой стороны, когда можно было бы спасти и тех и других, никак не прекращался, хотя прошло уже столько времени… А вот человек перед ней давно для себя все решил, смог для себя все решить и ни разу не сбивался с этого направления, сколько его знали и помнили товарищи, малознакомые экипажи и друзья.
Гарп выбрал себе правильных учеников, даже идеальных, пусть у них и не сразу все получалось... Он смог рассмотреть в них эту решимость, силу поступить так, чтобы не нарушать собственных идеалов и никогда их не предавать без траты времени на поиск мифических способов.
Как же Икки радовалась сейчас, что молодой капитан был и есть гораздо лучше нее.
Первые слова после долгого молчания говорить было тяжело, их не сразу удалось произнести достаточно четко. От едва слышимого шепота остался только слабый шелест, будто бы мысли врача озвучивал ветер.
- Коби-сан, вы… - пусть было темно, но при скудном свете фонаря ее мягкая улыбка все же была различима, как и слезы, - вы были бы прекрасным Адмиралом.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-11-06 19:31:45)

+2

15

Коби прикусил губу, продолжая удерживать крепко воротник куртки Иккигане-сан и смотря, почти не моргая, в каменный пол. Юноша пытался понять или хотя бы отдаленно ощутить чувства, которые испытывала сейчас девушка. Сожаление…Боль…Страх…Ненависть… Ноги молодого капитана едва не подкосились, когда внутри возникло все это целиком и сразу, грозясь взорвать голову к чертям. Ему дало больших трудов, чтобы привести себя снова в чувство и не свалится, уткнувшись в холодный пол камеры лбом.
За спиной слышались голоса. Со стороны входа в эту злосчастную комнату. Слышались громкие вопросы, обращенные к его отряду, куда делся их капитан, слышались заикающиеся ответы солдат, которые явно не хотели выдавать своего капитана, но не было выхода… Взгляд Коби перешел в сторону входной массивной двери камеры, а на губах появилась усмешка. В это же время пальцы Коби разжали материю, которую так крепко удерживали, опуская обессилено руки.
- Вы…
Юноша слышит, как подрагивает едва заметно голос его собеседницы, которая впервые за все это время наконец ответила ему.
- …замечательный дозорный, Икки-тян…
Коби по-прежнему смотрит в пол, не поднимая головы, но на губах уже усталая улыбка, не смотря на слезы. Несомненно, такого быть просто не должно. Сожаление – содеянное. Боль – от тех чувств, которые внутри. Страх – потерять что-то очень ценное, что-то очень дорогое для твоего сердца. Ненависть – то, что нужно строго идти вперед, не нарушая никаких правил.
Молодой капитан выпрямляется, ровно, твердо стоя на ногах и поднимает голову. Улыбается. Так тепло, как только способен бы улыбаться. Близкому, или лучшему другу.
- Приказ, да? – склонив голову чуть в бок, тихо спрашивает юноша, чтобы не был слышен этот разговор тем, кому слышать его не стоит. – И не нужно плакать…простите... я довел Вас до такого…Вы правда преданный дозорный, который достигнет высот, своих целей, того, чего не удалось сделать мне…
Коби осторожно стирает изгибом пальцев слезу на щеке девушки, после чего замолкает, слыша позади мерзкий скрип двери, громкие шаги в его сторону. Розоволосый юноша улыбается, стоя все так же прямо и позволяя увести себя довольно грубо двум дозорным, но не сводя такого взгляда с девушки, словно шла речь о потерянной книги, а не о ситуации в которой он сейчас оказался. Те что-то говорят, что-то про нарушение приказа, про дружбу со своим врагом, предательство…
«Я предатель, да», - проносится в голове юноши, когда он проходит мимо своего отряда в сопровождении охраны, - «посмотрите на предателя, ребята…Я выдержу. До самого конца, ведь так, Луффи-сан?»
На губах снова появляется улыбка, но на этот раз она полна облегчения.

Отредактировано Coby (2014-11-10 02:43:59)

+1

16

Икки с уверенностью могла бы сказать кому угодно – у нее не было такой выдержки, как у капитана перед ней. Что бы она сделала, окажись в похожей ситуации, перед человеком, причастным к тому, из-за чего могут быть перечеркнуты, сломлены и погребены почти все стремления и желания в жизни? И который с самого начала знал, что так будет.
Кто же на самом деле предатель?
У женщины дрожали губы, но она ничего не могла сказать, даже если хотела сообщить все, что знала, несмотря на запрет, несмотря на голоса других дозорных, приближающихся к камере. Наверное, эта временная неспособность говорить спасла их всех – да, пока они живы, еще есть возможность все исправить, сделать так, как будет правильно.
Если бы она сказала что-то сейчас, что-то наверняка пошло бы не так.
- Прости, Коби… Прости.
Но надо молчать. До поры.
Женщина опустила голову, не смея смотреть гордо удаляющемуся капитану, в сопровождении его товарищей, а теперь конвоя, в спину. Ведь именно эта сторона оказалась под тяжелым, подлым ударом – все происходило именно за спиной молодого человека.
«Вы должны быть сильным… Вы будете сильным».
Пока капитана не увели слишком далеко, Кай быстро повернулась к пирату и всадила ему в шею второй шприц, ведь время все еще шло, даже если его существование, его закономерный и бездушный ход был забыт другими.
«Вы слышите, Коби-сан?» - Икки, опустив голову, сипло вдохнула сквозь сжатые зубы, справляясь с желанием немедленно упасть на колени и завыть. Никто бы не посмел казнить Мугивару Луффи здесь, в таком месте, правильно? Хотя, кто знает… Но точно не сейчас. Сейчас он был жив. – «Вы чувствуете..?»
Бесполезные теперь предметы вернулись на свое место, в чемодан. Их легко сбыть в утиль, легче, чем людей – предметы не думают, не переживают, и не имеют целей.
«Понимаете, чье сердце бьется? Вспоминаете, каким оно может быть горячим? Почему вы не почувствовали этого раньше? Или вы даже и не допускали в своих мыслях, что Он мог Умереть..?»
Кай стояла перед пиратом, для которого действие медицинских препаратов все еще было слишком сильным, и который все еще спал. Это было какое-то мимолетное чувство де жа вю: она ведь точно так же стояла здесь несколько минут назад, перед Монки Д. Луффи, дожидаясь Коби, только вот лицо тогда не было мокрым от слез, и Икки не касалась своей щеки, вспоминая бережный жест капитана, преданного приказом и законом.
«Я отказываюсь думать, что ваша Сила не могла этого вам подсказать…»
В любом случае, ей больше нечего было делать в этом месте. Грохот где-то далеко, на высоте входа «Улья», подсказал, что товарищи пирата скоро придут за ним. Они наверняка поспешат на помощь его другу, если узнают, что произошло. Пираты… Черепушка на их флаге всегда улыбающаяся, вот только вряд ли кто-то будет улыбаться теперь, если случится непоправимая трагедия.
Какое-то чувство неверия происходящего одержало верх над черствым и логичным распределением причинно-следственных обстоятельств. Иккигане опустилась прямо на пол, не зная, что ей теперь делать – скрыться или подождать.
Рано или поздно, Мугивары узнают о том, что случилось с молодым капитаном, воспитанником Гарпа, но как долго живут дозорные за решеткой? Как долго его дух останется не сломленным? Как, после всего этого, вернуть его доверие?
Наверное, эти с этими вопросами надо обращаться к кому-то другому и где-то в другом месте, а не на коленях в темной камере перед человеком, который хочет стать Королем Пиратов.

+1


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » Uragirimono. AU


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC