В игру срочно требуются:




One Piece: The Creeping Future

Объявление



Уважаемые посетители! Ищите нас по адресу http://kaizoku.anihub.ru/



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » Лютокритоберс или Это не то, что вы подумали!


Лютокритоберс или Это не то, что вы подумали!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Место: Линкор Джаггернаут

Время: два дня после событий на Дресс Роуз.

Участники: Иккигане Кай, Коби, Тоширо Генширо

Краткое описание: Все медленно, но верно отходят от событий на Дресс Роуз. Иккигане несмотря на убеждения дозорных по-прежнему тщательно следит за их здоровьем. Правда ее добрые порывы заканчиваются весьма интересной находкой в апартаментах Коби. Тоширо же застает эту парочку, когда за раскрасневшимся медиком следует явно смущенный капитан в весьма неоднозначном для ума беловолосого виде. Ну и что же тут, черт подери происходит?

Отредактировано Toshiro Genshirou (2014-11-15 23:07:16)

+2

2

От планового медосмотра нынче никто не застрахован. Если экипаж надеялся, что после событий на острове Дофламинго судовой врач забудет о своих обязанностях, они все здорово ошибались. Помимо ранений, травм, полученных на Дрессроуз, Икки проверяла общее состояние моряков, явно скептически относящимся к несложным процедурам. Но никто возражать не смел: предписания врача, по уставу, следовало выполнять со всей ответственностью, как иной приказ.
"Ну-ссс, кто там следующий", - проверив по списку журнала имя новой "жертвы", мисс Кай велела мимо пробегающего юнгу позвать к себе Коби.
На перевязки женщина обращала внимания меньше, чем на все остальное: в конце концов, недавно свежими бинтовался, незачем зря снимать все. Пока капитан сидел без верхней одежды, полуголый, дожидаясь, когда врач закончит замерять давление, пульс и щупать кожу на сухость, Икки молчала, будто розоволосый молодой человек был всего лишь одним из многих, плановых пациентов, ничем не отличающийся от остальных. Так и было, до поры.
- Пока сидите с градусником, я принесу ваш плащ, - тепло улыбнувшись решила Икки, активность которой в этот день заметили уже многие: женщине будто трудно было усидеть на одном месте. Даже нога не мешала ей быть на Джаггернауте вездесущей.
Добравшись до отделения кубрика, где в скромной каюте расположили капитана штаба, Кай постучала, прежде чем войти. Мало ли, кто-то тут мог быть..? Хотя, почему это. Разумеется, помещение пустовало. Плащ дожидался Коби на его койке, а книга - на столе. Почему Икки обратила внимание на журнал? Может потому что ей был близок интерес к чтению..? Только вот, это оказалось не совсем чтение.
"Что это... Кто это... Как это..." - покраснев от ушей, как помидор, Кай застыла на месте, сжав в руках плащ и с грохотом выронив трость. Кажется, этот звук отвлек ее от желания перевернуть страницу экземпляра глянцевого выпуска с содержимым, предполагающимся для лиц уже совершеннолетних. - "Обожемой!"
Подхватив свою опору с пола, и забыв про плащ, судовой врач услышала шаги и пихнула журнал под бумаги (отчеты были это или что, уже неважно).
"Ой зряяяя, так он поймет, что я видела", - оказывается, краснеть умеет не только лицо, но и шея, даже руки. - "Вот поззззорище мне."
Вылетев из каюты Коби, Иккигане устремилась скорее на верхнюю палубу - прийти в себя. Дверь лазарета была приоткрыта по ее невнимательности.
"Ой, как мне теперь ему в глаза смотреть!" - женщина приложила ладонь к щеке. Наверное, сейчас на ее лице очень просто было сготовить яичницу-глазунью - таким было горячим... На верхней палубе все казалось значительно оживленней. Замерев у мачты, Икки посмотрела на Тоширо, которого заметила сразу же, благодаря его светлой макушке. - "А он - читает такие... такие... издания??"
Краснеть дальше было некуда. Ан нет, еще было куда.
Ну разумеется читает, что за глупый вопрос - им же скоро жениться. Содержание картинок приобрело совсем иной смысл. Ну или сюжет, если он там есть вообще.
"Обожемой!!!"

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-11-12 12:38:16)

+3

3

Проверки у врача Коби не очень любил. Не то, чтобы было страшно до потери пульса вид иголки от шприца или какая-то паранойя, что могут отравить от одной только крошечной таблеткой, нет, но возможность, что его вполне могут исключить на какое-то время от заданий и службы в целом, вызывала у молодого капитана некоторую панику. Именно поэтому Коби всячески старался избегать врачебного осмотра после какой-то серьезной заварушки, а в  связи недавних событий именно такая заварушка и была. Впрочем, капитан не считал, что настолько уж сильно пострадал. Ну отпинали его немного, ну вывихнул он плечо в двух местах, и подумаешь, бровь рассекли да «фонарь» под глазом поставили. Ничего из этого не было серьезным по сравнению с тем, что получили другие ребята из Дозора в этой битве. Правда, он еще упустил боль в каленой чашечке, не зная, что с ней вообще такое, но все равно. Все это мелочи.
Коби незаметно хотел прошмыгнуть в свою каюту, достать аптечку первой помощи и обработать свои побои – зеленкой там помазать или что пластырем приклеить, чтобы не отвалилось ненароком – но эта задача оказалась намного труднее, чем думалось. Заметив, как из помещения лазарета показался симпатичный профиль Иккигане-сан, которая говорила с молодым юнгой, розоволосый резко останавливается и так же резко забегает за угол. Лишний раз показываться на глаза врачу не хотелось, прекрасно понимая, что придется убить около часу на осмотр и не факт, что его не направят после этого осмотра отлеживаться с недельку в стационар. Фигово, конечно, что кабинет капитана находился так близко и одновременно так далеко. Уж слишком рядом располагались помещения лазарета и каюта Коби, а теперь придется подниматься на этаж выше, топать через весь этот этаж прямо по коридору, ко второй лестнице, и спускаться уже вниз по ней, чтобы незаметно оказаться у себя.
Чутье Коби не подвело, когда ему показалось, что юнгу направили именно за ним. Оказавшись недалеко от своей каюты, уже пройдя весь тот «квест» с этажами и лестницами, молодой капитан резко тормозит, едва не воя от боли, которая из-за неожиданной остановки на одном месте, отдала в каленой чашечке. «Заткнись и разворачивайся куда-нибудь в другое место!» - рыкнул на себя юноша, поворачиваясь на каблуках спиной к каюте и заодно спиной к юнге, который караулил возле двери личных покоев розоволосого. – «Иди спокойно и не выдавай себя…проклятье…как болит чертова нога!..»
- Капитааан Коби!
«Вашу ж дозоровскую дивизию!.. Ну ё-ма-ё!...» - Коби старается натянуть на свое лицо приветливую улыбку, оборачиваясь, но та вышла явно не такой, как хотелось.
- О, Боже! – охает юнга, подходя ближе к нему. – Вы ужасно выглядите!.. Тоесть…я это…хотел сказать, что Вам нужно срочно в лазарет!.. Тем более Иккигане-сан Вас там ожидает.
Капитан только тяжело вздыхает, оставляя свой плащ в кабинете и кандыляя до лазарета.
- Я правда хорошо себя чувствую…
Буркнул юноша, сидя на кушетке, пока девушка-врач его осматривала. Пока все шло хорошо, если не замечательно. Никаких серьезных отклонений в здоровье не наблюдалось. Правда, парень так и не сказал про свою каленую чашечку, и говорить в ближайшее время пока не хотел. Ходит, и отлично. Была бы сломана – не смог сделать и полшага. На его бурчания девушка только многозначительно посмотрела, после чего сунула ему градусник, сказав немного с ним посидеть, пока она принесет его плащ. Это было очень внимательно с ее стороны. Сидя полуголый, все тело покрылось в мелких мурашках. Все-таки в помещении было довольно прохладно, явно не для полуголых людей, и вряд ли, что после того, как он оденется в свою привычную форму, она могла дать то тепло, которое требовалось. Плащ всегда спасал в таких ситуациях, а он, по собственному идиотизму, оставил его в каюте. И зачем, спрашивается?
«Что-то Икки-тян задерживается», - скучающе пронеслось в розоволосой голове капитана, когда он уже успел изучить все названия медицинских книг на здешних полках. Юноша глянул на градусник. 36.5. Ну отличная же температура! Значит можно спокойно идти по своим делам. Никто ж не поругает его, если он сейчас выйдет из лазарета без спроса, правда?..
Положив градусник на стол и подхватив свои вещи подмышку, Коби заранее изучил местность на наличие лишних глаз, высунувшись из кабинета лазарета. Благо рядом никого не было и никто не мог видеть полуголого капитана, бегущего в свою каюту в одних штанах.
«Как странно», - пронеслось в голове юноши, когда он оказался у себя и, понимая, что тут никого нет, но явно был. О том говорил его собственный плащ, который был переложен с койки на стол. Положив свои вещи на близ стоящее кресло, Коби подходит к окну, замечая там Иккигане. – «Очень странно…»
Юноша поворачивается назад, идет неспешным шагом к шкафу, чтобы взять полотенце и чистые вещи, но задевает потрепанный в битве плащ бедром, который падает со стола с некоторыми отчетами на пол.
- Блин…
Плащ оказывается на вешалке, а отчеты потихоньку складываются в стопочку, чтобы потом не запутаться, однако, кое-что привлекает внимания капитана.
- Какая гадость, - смотря на обложку журнала +18, Коби кривится, как будто его заставили выпить стакан свежевыжатого сока лимона без сахара. «Мепп… твою за ногу! Достал свою мерзость у меня по комнатам раскидывать!.. Если меня с этим заметят, неизвестно что могут поду…»
Коби резко выпрямляется, сидя все это время на коленях, пока собирал отчеты с пола. Все конечности внезапно начали холодеть…тут была Иккигане-сан, определенно была… Плащ лежит на столе, когда лежал на кровати… Иккигане-сан сейчас на улице с отрешенным лицом и бледностью на нем…
- Черт! Черт! Черт! – Коби, красный до самых кончиков волос, срывается резко с места вперед в том, в чем был, да еще и с пахабным журнальчиков в руке, совсем позабыв его выкинуть, а лучше всего, для профилактики, сжечь и развеять пепел над самой высокой точкой мира.
- Иккигане-сан! – юноша подбегает к девушке, похоже, еще больше напуганной. – Вы не так все поняли!.. То, что Вы видели… Твою ж девизию!..
Розоволосый только сейчас замечает, что несся со всех ног все это время с этим самым пахабным журналом +18. Журнал летит куда-то в сторону, чтобы лишний раз не мозолил никому глаза.
- Это…это не то, что Вы подумали, Икки-тян! – заикаясь и едва не впадая в истерику, начинает оправдываться капитан.

Отредактировано Coby (2014-11-15 18:01:45)

+2

4

Выходные бывают разные, сейчас например, были выходные. Да-да, несмотря на то, что лейтенант то и дело сновал по палубе туда-сюда, переходя от одной пушки к другой, изредка задерживаясь у некоторых и вроде бы как был полностью погружен в работу, он считал, что у него наконец-то выдался перерыв. С Дресс Роуз покончено, до Икарии еще плыть и плыть, так что же может быть лучше, чем скоротать время за любимым делом? Тут еще и вообще лишнее время выдалось, которое можно было пустить если не "заседания" в лаборатории, так на мысли о светлом и радужном, о будущем конечно же. Хотя радужность его была вопросом весьма спорным. Будучи человеком  при звании и при обязанностях, Генширо просто не представлял как можно выкроить свободное время на дела личные, сугубо личные, которые бы стоило проводить в кругу семьи, но никак не на Джаггернауте (где собственно все вероятнее всего проходить и будет).
Задумчиво вздохнув, канонир выпрямился во весь рост возле пушки, которую только что осматривал на предмет неисправностей и прочих неприятностей. Какими бы хорошими не были другие канониры, заботу о вооружении линкора он в первую очередь возлагал на себя, считая, пусть это и было не очень скромным, что понимает в нем он куда больше многих. Но мысли беловолосого сейчас были заняты не только пушками и снарядами к ним прилагающимися, в его голове с недавнего времени поселился еще один житель, причем поселился капитально, перевезя с собой все необходимое и пару мелочей для уюта - мисс Кай.
"Как там у нее обстоят дела?"
Девушка, явно обеспокоенная состоянием команды то и дело проводила медосмотры, выявляя раненых и болезненных. Тоширо под раздачу попал первый, чем был польщен и чему был весьма и весьма рад. Отмучиться в числе первых, разве это не есть счастье?
Как говорится, вспомни лучик - вот и солнце. Лишь только лейтенант подумал о Иккигане, врач появилась на горизонте. Будучи человеком зорким, Тоши почти сразу заметил, что невеста его находится в несвойственном для нее состоянии замешательства и... смущения? Горящие щеки могли значить либо то, что девушка подхватила простуду и теперь мучается от температуры, либо то, что она смущена.
"А вот это уже интересно" - подумал мужчина и, решив отложить осмотр орудий, направился в сторону Иккигане. Любопытство, хоть и не было таким уж отличительным знаком лейтенанта, сейчас взяло верх. Как-никак не чужой человек перед ним. Может случилось чего.
Как только между ним и девушкой оставалось метров двадцать, на сцене появился еще один персонаж - капитан Коби, тоже кране взволнованный, оправдывающийся и чем-то размахивающий. Что было куда более странно, выбежал он в одних штанах, несмотря на то, что погода была так себе и слечь с воспалением легких, разгуливая в таком виде, было легче, чем посчитать до десяти.
"Крайне интересно" - вновь подумал беловолосый, не находя еще пока во всей ситуации ничего криминального или предосудительного, хотя ростки тревоги уже начинали проклевываться.
Может быть, все было бы совсем иначе, если бы то, чем размахивал парень не вылетело из его рук и не плюхнулось лейтенанту под ноги. Ах это чертово любопытство, одолевшее канонира в сей день! То, что произошло дальше можно было бы прокручивать в замедленной схемке раз за разом. Генширо смотрит под ноги. Он видит, что на палубе лежит какой-то журнальчик. Недолго думая, решив отдать чтиво владельцу, лейтенант поднимает его с земли. Чуть более подробное изучение позволяет понять, что этот журнал явно из той категории, которые приличные люди на службу не таскают, а если и таскают, то хранят так, чтобы НИКТО не смог их найти. А тут... Взгляд Тоширо перемещается с похабных картинок на Иккигане с горящими щеками, а затем на Коби, пытающегося ей что-то объяснить.
- Что это она не так подумала? - Голос Генширо, возникшего за спиной оправдывающегося капитана, как обычно тих и спокоен, но лишь дурак не заметит, какие нотки таятся в нем. - Мне вот стало жутко любопытно.
Они никогда не замечал в себя ярого собственника, он не перед кем не афишировал заинтересованность в мисс Кай, все всегда было тихо и мирно, но увидеть такое... да еще в таком виде... Вполне логично, что Генширо не смог подумать ничего иного, что мелкий розоволосый развратник приставал к ЕГО невесте с какой-то похабщиной. Ведь она не будет с бухты-барахты себя так вести?! Да и журнальчик этот не спроста, ой не спроста.
Внутри кипела жгучая смесь эмоций, которая, вырвавшись, могла и заставить сделать то, за что потом придется отвечать головой. Но сейчас это не имело особого значения.

+3

5

Наверняка Икки стоило чуть-чуть раньше задуматься о том, какой черт дернул ее на верхнюю палубу. Подышать воздухом? Ааага, конееечно. А вот и неправда: обстоятельства имеющиеся и те, что были в перспективе, уже во всю глотку вопили о том, что, дескать, пора пользоваться преимуществами нового статуса. В данном случае инстинктивно дела в подсознании "невесты" обстояли вот так: жертва - муж, муж - жертва. ФАС. А я не при делах, я сбоку постою. Хотя, разве можно было думать в то время, когда перед глазами возникали яркие образы далеко не приличного содержания?
Конечно, все даже было не до конца понятным, сейчас существовала только простая схематичная логика, как если бы мисс Кай (пока еще мисс) вспоминала теорию и горстку жалкой практики по стрельбе: смотрите, это револьвер, а стреляет он из вот этой дырки.
Ох, капитан, мой капитан...
Кобы вылетел из кубрика гораздо быстрее и, конечно же, также неожиданно. Икки обернулась, когда тот окликнул ее, собираясь немедленно взять себя в руки и попытаться придумать себе оправдание. Она ходила за плащом, а не за...
- Капит...ан..? - не договорив и устремив свой взгляд на журнальчик, выпавший у Коби из рук, Кай замерла по стойке смирно, с лицом, белым как полотно. Ей казалось, что по лбу, по щекам и шее у нее градом шел пот. И почему-то, обязательно, он должен был идти против воли природы - вверх: жар почему-то настигнул судового врача где-то в районе немеющих стоп, поднимаясь к затылку, пока тяжелый болезненный ком стыда, наоборот, рухнул в пятки. Брови сами собой поднялись вверх и, как бы спокойно Икки не старалась держать себя, гримаса недосказанного вопроса в выражении лица смешалась с выражением ужаса от кары вселенского масштаба.
Молодой капитан был абсолютно прав - она подумала совершенно не то. И муж мог подумать совершенно не то. Наверное. Но разве это не общая фраза всех тех, кого врасплох застали за чем-то неприличным?
- Я ничего не подумала! - выпалила Икки, не поворачиваясь к Коби, не меняясь в лице и все также стоя на месте в явно напряженном состоянии: Тоширо разглядел содержание картинок. Его реакция сейчас определяла, как и кто будет бит.
"Но это точно было не то... что ожидалось".
Хорошо, что сейчас была не смена вахты и свидетелей у небольшого происшествия было не так много. Все же, некоторым матросам наверняка было любопытно, что же за макулатуру Коби держит у себя в каюте. Ну, это же моряки, им можно, но ведь Коби... это же... Это же Коби, какого черта!
После произнесенных грозным канониром слов женщине захотелось превратиться во что-нибудь бесформенное, стечь на палубу, спрятаться в пушке и выстрелить себя куда-нибудь подальше. Экспресс-доставка до Икарии провинившихся судовых врачей...
- Э-э-это не т-то, что ты подумал, Тоши-сан, - тише и скромнее добавила Икки, поднимая взгляд от суровой обложки с красноречивой пометкой к строгому лицу жениха.

+3

6

«Она мне точно не поверила…» - где-то внутри юноши над ним хохотало его второе Я и обзывало лохом. Коби пытался заткнуть свои внутренние смятения, но выходило плохо. Со стороны выглядело это явно глупо и чертовски нелепо. – «Я тебя убью, Мепп…»
Если б ситуация позволяла, Коби изобразил сейчас те эмоции на лице, какие бы он испытывал, когда наказывал белобрысого раздолбая, который не удосужился спрятать свою порнуху получше, а еще лучше было бы не оставлять эту порнуху в каюте капитана, который в жизни такие журнальчики в руки не брал.
- Иккигане-сан? - розоволосый тяжело вздыхает, смотря смущенно в сторону и не надеясь уже, что ему могут поверить, но все-таки объяснить девушке стоило. А там пусть уж сама решает чему верить, а чему нет. – Дело в том, что это не мое…я не могу Вам сказать чье именно, но то, что Вы могли подумать или предположить, абсолютно не имеет никакого отношения ко мне…
- Что это она не так подумала? Мне вот стало жутко любопытно.
«Приехали», - пронеслось со вздохом в голове юноши, когда он услышал спокойный и знакомый голос за спиной. Как же сейчас молодому капитану хотелось провалиться сквозь…палубу? И желательно еще дальше, на самое дно. Топориком. И почему он не владеет никаким фруктом? Так бы можно было кинуться за борт. А впрочем, чего он еще, собственно, ожидал? Стоящий перед невестой канонира в одних штанах, то краснея, то бледня и потрясывая журнальчиком с неприличными картинками, он пытался что-то объяснить девушке, оправдаться, словно он в самом деле был в чем-то виноват… До Коби, наконец, дошло окончательно и бесповоротно суть всей этой ситуации. «Ты идиот, Коби», - юноша схватился ладонью за лицо, ругая себя трехэтажным матом в своем сознании. Тяжело вздохнув, розоволосый, после достаточного самобичевания, наконец, оборачивается на канонира.
- Тоширо-сан, - обращается Коби к собеседнику, напрямую смотря ему в глаза с серьезным выражением на лице, - возникло небольшое недоразуме…ние…
На какую-то долю секунды, карие глаза уставились на журнал в руке блондина. «Интересно, а может быть еще хуже?» - если можно было, молодой капитан устремил бы взор к Небесам, грохнулся на колени и проорал бы в небо «Зачтооо?!», но нет. Настолько нелепо себя вести сейчас было просто несусветной глупостью, которую капитан Дозора никак не мог себе позволить.
- Я хотел сказать, что Иккигане-сан нашла в моей каюте один предмет, - Коби перевел на секунду глаза на журнал, заметно покраснев уже только от одного содержания обложки, после чего снова смотрит на своего собеседника, продолжая, - который абсолютно не имеет ко мне отношения, потому, что вещь не моя.
Говорить, чья эта была пахабщина, капитан не хотел, ведь тогда могли серьезно наказать Хельмеппо. В конце концов, он его лучший друг, хоть и последний раздолбай, но друг.
- А сейчас я пытался объяснить Иккагане-сан, что она подумала не о том, что…
Коби осекся, войдя в секундный ступор, после чего поворачивается к девушке, озадачено смотря на нее.
- Иккигане-сан, а что Вы вообще подумали, увидев это в моей каюте?..
«Вот как чувствовал, что не надо было идти в лазарет», - уныло проносится в розоволосой голове, чувствуя, что нога начала ныть еще больше, да еще возникло ощущение чужих эмоций в голове. И надо сказать, далеко не положительных. Коби внимательно глянул на канонира, чье лицо, казалось, совершенно спокойным. – «Создается такое ощущение, что он… ревнует?..»
Углубляться в чужие чувства молодой капитан не хотел. Ведь его предположения, не смотря на Хаки Наблюдения, могут быть и ошибочными, но на всякий случай, чтобы успокоить канонира, юноша твердым голосом, смотря тому прямо в глаза, обращается на полном серьезе:
- Тоширо-сан, я не заинтересован в отношениях такого характера. Плотские ли они, или, напротив, только на эмоциональном уровне, но меня сейчас интересуют совсем иные вещи, нежели это.

+3

7

"Меня тут за дебила что ли держат?" - недоверчиво подумал лейтенант, услышав второй раз, что это не то, о чем он подумал. А о чем тут еще простите можно подумать, застав совершенно красную, хоть и пытающуюся навести на себя невозмутимый вид, невесту и догоняющего ее парня в одних штанах? Ладно бы они возвращались из вотчины мисс Кай, но они шли совершенно с другой стороны.
"И что она вообще забыла в его каюте? Что она там делала, коли нашла журнал?!" - взгляд сосредоточился на Иккигане. Как подсказывала логика и личный опыт, такие вещи где попало не бросают, следовательно нужно было хорошенько покопаться в чужих вещах, чтобы найти данное издание. Ну или заглянуть под матрас, но это как-то уже слишком.
"Что ты делала в каюте у другого мужчины?" - немым вопросом интересовался у медика канонир так, как только эти двое и умели общаться. Вообще странная ситуация. Если, по сути, инициатором отношений была как раз Икки, то какого черта ей шляться по другим мужчинам? Поскольку винить в произошедшем девушку, а значит априори хрупкую и беззащитную, было невозможно, решение пришло само собой,  "-Он ее заманил! Заманил и стал показывать эти мерзости!"
Наверное, вдобавок ко всему, дело накалялось еще одним маленьким таким нюансом - Коби обратился к девушке Икки-тян. ТЯН! Тоширо, который совсем недавно прекратил "выкать" медику, да и то лишь потому, что в их нынешнем статусе выканье выглядело как-то нелепо, не мог принять того факта, что к Икки обращаются так, причем обращается тот, кого знает она куда меньше, чем канонира. Где тут логика? Или вы хотите сказать, что беловолосый просто сам немного тормоз? Да ни разу!
Розоволосый принялся оправдываться, ссылаться на то, что журнал не его, да и хата его явно с краю стоит, ага. Генширо лишь спокойно наблюдал за то краснеющим, то бледнеющим парнем, пытавшимся последовательно изложить свои мысли. Был бы невиновен - так бы себя не вел. Нет-нет, он явно что-то скрывает. Знаем мы таких, чего греха таить, сами в детстве помимо книг по травничеству почитывали подобные издания, наглостыренные из-под братских матрасов, а потом с таким же видом владельца недвижимости на окраине оправдывались, доказывая свою невиновность.
Мужчина сложил руки на груди и нахмурился, напуская на себя если не зловещий, то явно строгий взгляд, которым так любят смотреть учителя на нерадивых учеников. Правда вот канонир хотел не только отчитать капитана, тут было что-то больше, сильнее.
- То есть ты хочешь сказать, что Иккигане, как девушка, не привлекательна?
Как говорится, не одно, так другое. Ежели он готов поверить, что Коби не виновен и вообще чист как ангел, то... явно встревоженный разум канонира усмотрел в последней фразе капитана не те намеки. Что значит не заинтересован? Он хочет сказать, что с девушкой что-то не так? Что его, Тоширо, выбор плох?!
Вообще настроение как-то плавно переключилось на "нужно выяснить отношения".
"Так. Главное не нервничать. Держать себя в руках. Самого "преступления" не было." - настраивал себя беловолосый на более или менее мирный лад, вспоминая, когда в последний раз испытывал такие яркие эмоции. Заметив заинтересованный взгляды матросов, в частности тех, с которыми он "колдовал" около пушек, лейтенант лишь осуждающе прищурился и, все-таки решившись, выбросил несчастный журнал за борт. К счастью для чтива, оно было довольно увесистым, а метание было одним из тех дел, что получались у мужчины на ура. Плевать на самом деле, чье это чтиво, теперь его разве что рыбы прочитают, а на корабле ему не место. Чай не на год в плаванье уходят, можно и потерпеть без подобной литературы.

+3

8

После напряженного молчания и настороженных переглядок по очереди, офицеры начали оправдываться. Конечно, Икки на тот момент и не думала, что ей придется, хотя какой-то задней мыслью догадывалась, что, не прояви она любопытство, не пришлось бы здесь краснеть. Вспять время не повернешь и теперь краснеющие лица были во множественном числе: ее от смущения и стыда, у Коби (как считала мисс Кай) от замешательства, у Тоширо - от гнева. Впрочем, ничто не могло конкурировать с цветом его глаз, блестящих сейчас, как колючие хищные огоньки: аля кого жрать первым, не оставляя костей.
Икки удивленно моргнула от неожиданного заявления капитана.
"Так это не его журнал", - дошло наконец, - "это не его журнал!"
- Фуф, какое облегчение... - невольно вырвалось у судового врача. Повернувшись всем корпусом, судовой врач шагнула в сторону, отпустив пару нервных смешков и потерев лоб. Видимо, Икки поторопилась улыбаться и думать, что проблема решена за ее отсутствием: к ее персоне проявляли гораздо больше интереса, чем она могла себе представлять, а точнее, все-таки к ее поступку, если так посудить. Что она подумала, когда увидела, что изображено на затертых глянцевых страницах? Это что, загадка века? Как будто она помнила. Теперь, когда выяснилось, что Коби не интересуется содержимым журнала, - да какая разница, - Икки могла только порадоваться, с заметно расслабленным выдохом помахивая ладонью, дескать, "все в полном порядке, не берите в голову", - ведь это не ваша вещь, а раз вам это совсем не интересно, то оно и к лучшему даже!
Она не с первого раза поняла, что именно сказала, и как это могло прозвучать со стороны. Мужчина, моряк, не интересующийся журналами такого свойства и содержания... Улика полетела за борт. Владельцу будет очень без нее скучно, раз уж эта пахабщина принадлежит не Коби. Нет-нет, Икки не ханжа, но приятней строить замки иллюзий про то, что такого вида быта среди экипажа не существует, нет времени и места для... Полный дзен. Полный дзен - спокойно. Это чистой воды недоразумение! 
Зато как крепко-то Тоширо уцепился за тему, приятно было видеть, как он переживал - больше даже, чем за сохранность химикатов в своей лаборатории. Опасность взрыва, однако, еще не миновала.
- Господа... - тихим голосом обратилась Иккигане, предчувствуя, что придется снова стать громоотводом, - здесь много лишних ушей, может мы все же продолжим беседу в другом месте? Я сделаю чай...
Праааавильно. Предлагать самым частым гостям чаепитий в лазарете скрестить ложки и чашки вместо пистолей и сабель - то, что нужно. Ага.
- Давайте просто сделаем вид, что ничего не было?

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-11-21 09:37:27)

+3

9

-…
Что?.. Какого?!..
«Спокойствие», - розоволосый глубоко вдохнул прохладный воздух и только сейчас осознал, что в таком виде явно подмерзает. Ничего, кроме глупой улыбки на лице Коби сейчас не отразилось, когда канонир задал этот вопрос. - «Уж лучше бы ты, белобрысый ревнивец, сказал мне, чтобы я оттарабанил тебе весь устав от начала до конца, сложностей меньше было бы…Так, Коби, думай, думай, что ответить…»
И в самом деле. На этот вопрос было множество ответов, но все они тут же уходили в бытие, когда юноша осознавал всю их сложность и неправильное сопоставление слов. Сказать, что Иккигане-сан очень привлекательная? Угу, конечно. Одним негативным взглядом тут не обойдется, учитывая то, что собирающая по маленьким песчинкам ревность блондина уже готова перейти за барьер, где написана табличка «Предел терпению! Осторожно!». Сказать, что Иккигане-сан не привлекательная? Вот это уже будет не только вранье, но и возможная драка между капитаном и канониром… Коби на секунду представляет эту картину: в кругу собравшихся солдат, которые орут и улюлюкают, и время от времени делая на кого-то ставки, дерется он, в одних штанах, и Тоширо, все с тем же пофигистическим выражением на лице… Юный капитан опускает ладонь на лицо, едва не усевшись посередь палубы по-турецки с нервным хихиканьем и раскачиваясь взад-вперед, как сумасшедший в лечебницах, но позволил себе только тихо вздохнуть от сложившейся ситуации.
- Привлекательная, и очень, - со вздохом отвечает, наконец, розоволосый, смотря устало на канонира, - но мы с Иккигане-сан только дружим. Она любит Вас и больше никого.
- Господа... здесь много лишних ушей, может мы все же продолжим беседу в другом месте? Я сделаю чай... Давайте просто сделаем вид, что ничего не было?
«Да моя же Вы прелесть, Иккигане-сан!» - еще немного, и Коби просто разревется слезами счастья, но пока юноша себя держит в руках и не кидается девушке на шею со словами благодарности. И не дай Великие Силы Дозора прийти это в его голову абсолютно серьезно! Знатных звездюлей, почем зря, он обязательно отхватит. Не то, чтобы Коби боялся драться, но юноша был пацифистом, а в подобных ситуациях просто глупо махать кулаками, когда можно обойтись спокойным разговором…ну почти спокойным. И, в конце концов… Он не виноват! НЕ-ВИ-НО-ВАТ! Правда, как отреагирует Тоширо на предложение своей невесты, знает только сам Господь Бог, которого, к слову, ни черта нет.

Отредактировано Coby (2014-11-28 02:30:20)

+3

10

"Спокойствие, только спокойствие".
Досель неведанное чувство ревности и желания защитить что-то, что тебе принадлежит и не является очередным реагентом или заумной деталью, медленно отступало. Тоширо даже подумал, что со стороны это выглядит несколько глупо, но полностью оправдал свое поведение тем, что Коби осмелился вытащить журнал на свет божий да еще его стараниями он попал на глаза Иккигане. Нет, конечно мисс Кай была девушкой взрослой, врачом была, а значит явно знала что, где и как у человека устроено, но все равно ключевой момент в том, что она была девушкой, а девушек, как гласили правила приличия, от такого надо оберегать.
- Привлекательная, и очень, - со вздохом отвечает розоволосый - но мы с Иккигане-сан только дружим. Она любит Вас и больше никого.
Вот тут-то признаться канонир в осадок и выпал, не зная, как реагировать на слова Коби. Взгляд на красную, будто рак, Иккигане тоже мало помог собраться с мыслями.
"Она обсуждает свою личную жизнь с ним? Хотя понятно, подружек то, чтобы посекретничать, на линкоре у нее нет." - метались в беловолосой голове мысли. " Но почему он? Прямо так и сказала? Я еще домой весточки не отправлял, а она уже рассказала. Или не рассказала? Может это все видно по отношению? Какому же, черт подери отношению?"
Отношения у Генширо и будущей миссис Генширо после памятного разговора и правда ни капли не изменились, если не считать того, что с уважительного "вы" они перешли на "ты". Все. Внешних проявлений того, что эти двое больше чем коллеги никаких. Так как же он черт подери догадался? Причем не "нравитесь", а сразу так "люблю". Люблю. Что за слово вообще такое? Тут нужно сказать, что осадок, в который выпал лейтенант, стал еще гуще. Сам себе он никогда не говорил "Я женюсь на Иккигане потому что я ее люблю", скорее "Иккигане очень хороший человек, она мне нравится, я согласен на ней женится". Но откуда тогда ревность.
Канонир еще раз внимательно взглянул на Коби, который видимо ожидал от него какой угодно реакции, и на Икки, приглашавшей всем к себе, дабы напоить чаем. Так же взгляд мельком прошелся по собравшимся зевакам, которым в море такое зрелище казалось ну просто неописуемо интересным.
- У тебя хороший вкус, - заявил наконец Тоши, похлопав капитана по спине. Для себя он уже решил, что погорячился, а этому юнцу нужно дать пару советов, как прятать "не свои" журналы так, чтобы первый попавшийся человек не смог их найти. В отличие от мисс Кай, которая по-любому поверила Коби, лейтенант не был бы так уверен в его словах.
Положив руку на плечо розоволосого, Генширо обернулся к медику и кивком дал понять, что приглашение на чай принято и дальнейшие разговоры, которые нужно разговаривать, они будут вести втайне от любопытных глаз.
До места добрались быстро: продрогший раскрасневшийся Коби, смущенная, принявшаяся сразу звенеть чашками Икиигане, и он, сохраняющий внешнее спокойствие (за исключением покрасневших ушей), но в душе крайне взволнованный, Тоширо. Усевшись рядом с капитаном, канонир, включив свой самый проницательный и строгий взгляд, который мог изобразить, тихо, чтобы девушка не услышала, поинтересовался:
- Про "люблю" она сказала или ты догадался? Это я где-то прокололся?
Сейчас даже стыдно стало, что накинулся на мальчишку, пусть тот и был капитаном.  Взрослый мужик, а сам же себя как подросток и вел. Дела же в любом случае так не решаются. Злоба и ревность выветрились, оставив лишь чистое неприкрытое любопытство, которое пробивалось сквозь строгость алых глаз канонира. Что? Как? Каким образом?

+3

11

Коби так бодро заявил о своей искренней непривязанности к судовому врачу, что не должно было оставаться никаких сомнений - капитан чист и непорочен как рассвет. Не поверить ему было невозможно. Но вот только КАК он это сказал?
Икки не знала, что чувствовал Коби после ее предложения мирно посидеть за чашечкой чая. Если бы он осуществил свой мысленный порыв, она бы наверняка не сдержалась и стукнула розовую макушку: вот это палево было, а! На всю палубу. Он бы еще в горн объявил на весь линкор. Кай стояла красная, еще более смущенная и потерянная, чем когда она понеслась из кубрика, как бешеный хромающий веник. Она никогда не говорила Тоширо о своей симпатии открыто, и тем более это слово. А не перегнул ли Коби палку? Женщина осторожно глянула на канонира, почти такого же красного лицом, как она. Обескуражь, называется.
Молодожены, называется.
"Неужели так заметно?" - испугалась Икки. Она ничем не могла себя выдать. Разве что частыми визитами в его лабораторию, но ведь это было по делу! А так - ни разу не позволив себе слишком теплого взгляда, близкого жеста или нежного слова, как она могла упустить тот факт, что у ее молчаливого наблюдения за канониром мог быть хоть один свидетель? Кажется, лицо опять начало краснеть. Пожалуй, можно Коби простить, да. Его первый комплимент, который он выдал столь же внезапно, как и следующую за ним фразу, польстил и чуть-чуть сбавил обороты начинающего было кипеть возмущения.
В кубрик Икки спускалась первой, стараясь не думать о том, что ей крайне любопытно, как отнесся "жених" к словам капитана. Наверняка самому Тоширо была интересна причина высказывания, он даже заметно смягчился по отношению к молодому человеку - вот коварный, а. Хитропопость красноглазого альбиноса проявилась в хищном, лисьем выражении лица, якобы довольном. Впору напомнить, что стало причиной их разборок на палубе, но она уже пообещала сделать вид, что ничего не было - слово не воробей, улетит не догонишь.
Занявшись чаем, Кай щедро ссыпала в заварочный чайник пряных трав, стараясь возиться с приготовлением напитка как можно дольше, чтобы был запас времени для приведения морального стержня в относительный порядок. Выставив на стол высокие стаканы в железных подставках, которые позволяли им держаться на мебели устойчиво даже при сильной качке в море, Икки воззрилась на мужчин с видом кота, у которого утащили шмат мяса.
"Вы, значит, шушукаетесь там, а я страдай??"
Когда чай был готов, врач привычным кивком пригласила взять стаканы за алюминиевые ручки держателей. Удобно: потому что так не обожжешь руки. Не хватало еще, чтобы кто-то кипятком ошпарился.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-11-30 20:13:55)

+3

12

Подобные нелепые ситуации отнимали довольно много энергии, вот и сейчас Коби плелся позади Тоширо и Иккигане, перебирая осторожно ноги, чтобы не свалиться где-нибудь на палубе и не уснуть на несколько суток. И хотя именно такая ситуация произошла с молодым капитаном впервые, приятного, надо заметить, тут совсем не было, пусть даже это был какой-никакой, но опыт. Сейчас очень хотелось забиться в своей каюте, накрыться с головой одеялом и скорбеть о своей глупости, но подобное для Коби было непростительной роскошью.
Первым делом, как все трое оказались внутри корабля, подальше от прохладного морского воздуха, который явно был не предназначен для прогулок голышом, Коби пулей убегает в свою каюту, заранее извинившись перед канониром и его невестой, обещая вернуться. И только после того, как к холодной коже коснулась теплая ткань толстовки с эмблемой Дозора, юноша направляется обратно туда, где обещался горячий чай в дружеской обстановке.
- О, Коби! – буквально у выхода своей каюты, розоволосый сталкивается со своим напарником, на лице которого красовалась растерянная улыбка.
- …
«Убить…»
- Ты не мог бы свою каморку открыть? – спрашивает Хельмеппо, мимоходом оглядываясь по сторонам и говоря в полголоса. – Мне нужно забрать…кое-что.
- …
«Убить! Убить! Убить!..»
- С тобой все в порядке? – бровь блондина приподнялась, оглядывая своего друга. – Хотя после этой заварушки, наверное, не в порядке, да?..
Заварушки? Заварушки?! Про какую, дозор подери его за ногу, он говорит заварушку?! Та, в которой его отмутузили при исполнении задания, или та, в которой по вине этого засранца Коби едва не подрался с уважающим всеми канониром?! Ну конечно же Хельмеппо имел в виду первое, откуда этому раздолбаю знать о том, что происходит, когда оставляешь свою порнуху в каюте у своего капитана!
«Убить! Убить! Убить!...УБЕЕЕЙ…»
Руки Коби согнулись чуть в локтях, пальцы  изогнулись так, словно вот-вот стиснут горло друга… в принципе, именно это розоволосый сейчас себе и представлял, не на шутку пугая Хельмеппо своими действиями и хищной улыбкой на, когда-то, приветливом лице.
- Хельмеппо? – юноша сам не узнал своего голоса. Это походило больше на рык, да еще и с оскалом.
- Я… я что-то натворил, да?..
- Беги, - пальцы Коби не сомкнулись на горле блондина, но крепко сжали его плечи, - лучше свали в какой-нибудь темный угол и не показывайся мне на глаза эдак так денька два!.. И к слову…
Коби, все это время стоявший с опущенной вниз головой, наконец, глянул на своего прифегевшего напарника.
- …твоя порнуха покоиться на дне моря, можешь сбегать и забрать ее, если тебе так нравится тратить свои драгоценные часы работы на эту гадость.
Юноша специально, именно назло впервые в жизни, сказал это в тот момент, когда мимо проходил какой-то юнга с коробками. Само собой, коробки вылетели из его рук, когда тот споткнулся после услышанного. А что? Пусть теперь побудит в его шкуре и узнает, как это оказаться в такой ситуации!
Хельмеппо краснеет, не знает, что ответить на это, но уже в спину Коби буркает:
- Двери надо запирать!
- Журналы свои надо запирать в сундучке! И мозги себе купи за место этой гадости!– огрызнулся розоволосый, находясь уже в дверях помещения, где были Иккигане и Тоширо, и не сразу замечая этого факта. – Идиот…
И только сейчас молодой капитан чувствует себя в еще более глупой ситуации, понимая, что на него скептически смотрят две пары глаз. «Небеса!» - чуть смущенный Коби, усаживается на свое место, желая накинуть капюшон толстовки и затянуть шнурки так, чтобы торчал один только нос. Надо ж как-то дышать. – «Пошлите убийственную молнию мне в макушку!»
- Простите, произошел некоторый…казус, - тихо извиняется юноша, вздохнув и вспомнив про вопрос канонира,- а что касается Вашего вопроса, Тоширо-сан…
Коби глянул искоса в сторону Иккигане, которая в это время возилась с чаем и, убедившись, что она не слышит, продолжил, на всякий случай говоря так, чтобы слышал только канонир:
- Она мне этого не говорила, я сам…догадался, впрочем…это видно невооруженным глазом.
Говорить Тоширо о том, что Хаки Наблюдения способно ощутить такие вещи, пусть и не на 100%, Коби не хотел. Ведь вряд ли он поверит в то, что иногда Воля просто не поддается контролю своему хозяину. И потом, частые посещения к своему жениху, мимолетный, но внимательный взгляд в его сторону, бросался все-таки в глаза, учитывая тот факт, что все они тесно связано с работой в Морском Дозоре. Не надо быть супер-медиумом, чтобы видеть во всех, казалось бы, незначительных жестах и переглядываниях эту нежность. «Блин», - тяжело вздыхает юноша, поблагодарив девушку за приготовленный горячий чай, который сейчас казался просто живительным напитком, - «очень надеюсь, что я никогда не влюблюсь…»

Отредактировано Coby (2014-12-04 20:18:50)

+3

13

Тоширо задумался. Он и не представлял себе, что его поведение стало настолько отличным от обычного, что даже посторонние люди замечали случившиеся перемены.
-Хм...- только и изрек он, оценивающе разглядывая капитана. На человека, сведущего в делах любовных, он не походил ни капли, а значит Генширо и правда налажал. Или это Иккигане? Ведь по сути раскрыли ее.
"Забавно. Неужели из-за того, что мы с "вы" на "ты" перешли? Нужно еще аккуратнее."
Демонстрировать экипажу свои отношения с мисс Кай канонир не желал, и вовсе не потому, что это было тайной, а скорее из-за того, что это было как-то непрофессионально что ли. Жизнь дозорного не подразумевала нежностей и милостей, а жизнь лейтенанта почти всецело была жизнью дозорного. Да и всякие телячьи нежности, сопутствующие влюбленным парочкам и проявляемые на людях, он находил пошловатыми и бесполезными, ибо они ничего никому не доказывали.
- Мне казалось, мы себя вели довольно сдержанно. Нет? - задумчиво протянул канонир, отрывая наконец взгляд от Коби и принимая из рук врача стакан с чаем. Поблагодарив ее одним лишь взглядом, мужчина принялся увлеченно булькать напитком, поглядывая на Иккигане.
Нет. "Спалился" определенно не он. Винить женщину, все же, в виду общераспространенного мнения о легкомысленности оных, было проще. И пусть на деле Кай была человеком серьезным. Его невыразительная тяпка была была менее явным подозреваемым.
За внезапно нагрянувшим разоблачением и возникшим замешательством как-то даже и забылось из-за чего весь шум-гам поднялся и что лейтенант намеревался сделать с капитаном. Коби был прощен и оправдан.
- Хороший чай, - отвесил комплимент "кулинарным" способностям девушки канонир, хотя на деле запах трав перебивал вкус чая из-за чего он даже на миг усомнился - а был ли там вообще чай? Впрочем на вкус это влияло мало и согревало отлично. Сразу стало так хорошо, что захотелось тут же лечь на кушетку и поспать, но увы - работа нависала над белой макушкой дамокловым мечом, пусть даже сам канонир ее себе и навязал.

+3

14

Повисла задумчивая тишина. Конечно же, перед этой тишиной существовали моменты недоуменных переглядок, приподнятых бровей, тихих вздохов и поиска чего-то интересного с мистического потолка, на котором обязательно можно что-то найти, но все когда-нибудь кончается. Также и эта тишина, миролюбивая, глубокомысленная, принесла с волной спокойствия повод поразмыслить над собственным поведением.
Икки об этом думать не хотелось. Она уже чувствовала, как стыд мешает ее разуму строить цепочку догадок и предположений о том, как быстро Коби и ее жених нашли общий язык (мужская солидарность?), поэтому, смакуя чай, постралась отдаться этой тишине, ни к чему не обязывающей. Наверное, молчать в этом обществе было тоже приятно, как если бы все трое спокойно проводили свой досуг так, как им нравилось - при этом не ощущая того, что кто-то кому-то мешает. Икки даже была рада, что Генширо смягчился по отношению к розоволосому Коби: в следующий раз ему вообще не попадет, да и тот поручиться за лейтенанта сможет, при его повышении.
Однако, по праву хоста, то есть, хозяйки всего этого сборища, ей нужно было как-то суметь поддержать разговор.
- Зря ты, Тоширо-сан, журнал выкинул, - улыбнулась Иккигане в чашку, - теперь мне даже любопытно, что там на следующей странице...
Быстрый взгляд на лицо преспокойного, как удав, альбиноса и потом сразу же - стрельнуть глазами в сторону Коби. А действительно ли все правда, и на самом деле все без понятия о содержании журнала? Ну конечно же, без понятия... Но поддеть хотелось. И посмеяться тоже. С юмором у судового врача было так себе, конечно. Кай прекрасно это понимала и всего лишь надеялась, что мужчины будут не так строги к ее ломаной попытке начать беседу ни о чем. Чье это издание с интересными картинками - спрашивать тоже было незачем. Был один человек, голос которого можно было слышать в узких завалах кубрика - возмущенный, несчастный, слегка капризный. Но вряд ли кто-нибудь посмел бы перечить капитану или лейтенанту: не на тех нарвутся, они еще не остыли.
- Это риторический вопрос, разумеется. Кстати, о журналах... вы же мерили температуру, капитан? - отставив чашку, Икки вспомнила о деле, которое по ее вине оказалось незаконченным. Остался всего один небольшой штрих, прежде чем тетрадь с итогами медицинского осмотра можно будет с чистой совестью закрыть.

Отредактировано Ikkigane Kai (2014-12-04 21:54:28)

+3

15

- Сдержано, - кивает Коби на вопрос канонира, смотря задумчиво в содержимое своей кружки, - но есть вещи, которые, порой, не подвластны мне самому.
«Боже, что за чушь я несу?» - проноситься в голове розоволосого. – «Не хватало еще, чтобы Тоширо-сан надумал себе чего похлеще…»
Вообще, Коби казалось, что многие во Флоте знают о способностях его Воли и о ее проявлениях с чужими эмоциями, хотя капитан сам был озадачен, что способен чувствовать подобные вещи, учитывая то, что Хаки Наблюдения проявлялась исключительно в момент битв или какого другого задания. Тогда, может, не в Воли вообще дело? Нет, то, что в последнее время Хаки Наблюдения стало тяжелее контролировать, было, есть и еще будет, но в такой бытовой ситуации это выглядело довольно странно… От всех этих нелепых и ненужных мыслей начинала болеть голова, или его просто здорово так приложили в недавней вылазки? Да какая к чертям разница! Это были его собственные проблемы, с которыми нужно справляться ему самому.
Коби тяжело вздохнул своим мыслям. Еще и на Хельмеппо сорвался… Раньше юноша себе такого не позволял. Уперто и нудно объяснял провинившемуся о том, как делать нехорошо и плохо, словно ученика какого-то, так что сейчас сдвинулось? Эта ситуация с журналом так повлияла?.. К черту, к черту, к черту эти вопросы! Не в том он сейчас состоянии, чтобы копаться и искать бессмысленные ответы. Все ведь обошлось, правда?..
Пальцы Коби помассировали переносицу. Нужно расслабиться и пить спокойно чай…да…Глоток душистого успокаивающего чая…
- Зря ты, Тоширо-сан, журнал выкинул, теперь мне даже любопытно, что там на следующей странице...
Чай застрял комком в горле, вызывая приступ кашля. «За что, Икки-тян?!» - стуча кулаком в грудь, дабы успокоить чертов кашель. – «Я ведь почти забыл об этом треклятом журнале!..»
Самое интересное, что Коби не мог понять – шутит Мисс Кай или нет. С одной стороны звучало это весьма серьезно, вот разве что загадочная улыбка разбавляла. Благо, что Иккигане-сан сама указала на всю несерьезность сказанного.
- А?...Что?.. Д…да…кажется, - краснея после выданной девушкой фразы,  отвечает Коби на вопрос про температуру, хотя уже сам не помнит, мерил ли он ее или нет.

+2

16

"И вправду, что-то уж слишком меня разморило" - думал Тоширо, попивая чай и ловя себя на мысли, что образ подушки сейчас занимает его куда больше, нежели тот глупый журнал. Подумаешь, забава одинокого мужчины, а вот подушка, такая приятная и желанная... Булькать чаем в стакан тоже было довольно уютным и умиротворяющим занятием, способствующим развитию "нужно" атмосферы, да вот только мисс Кай решила, иначе. Ее попытка перевести разговор в более мирное шутливое русло обернулась тем, что Коби подавился чаем.
Все же, глядя на кашляющего раскрасневшегося капитана, канонир усомнился в своей теории о том, что журнал все же его. Уж слишком бурно реагирует на такие вещи.
- Я бы рассказал, что там было, но что-то мне подсказывает, что не стоит, - хмыкнул мужчины, похлопывая это что-то по спине. Сам себе, где-то там, в глубине беловолосой головушки, он добавил, что еще мог бы сделать, кроме как рассказать. Добавил и буквально почувствовал, как покраснели уши.
"Предатели",- нарек ни в чем неповинную часть тела Генширо и снова хмыкнул.
Однако же дальше эту тему никто развивать и не пожелал. Коби, Тоширо готов был поклясться, руку бы отдал, лишь бы все это как можно скорее стерлось из памяти врача и канонира, забылось, будто события этого и вовсе не было. Ну да. Как-то неудобно получилось, учитывая, что все это могли наблюдать еще и прочите моряки, а значит по кораблю неприменимо поползут слухи о роковой женщине Иккигане и о двух несчастных, плененных ее чарами. Мужчина едва сдержался от того, чтобы весело хрюкнуть все в ту же кружку с травяным чаем. Либо мисс Кай подмешала туда что-то не то, либо из-за всех тех ужасов, что они недавно видели, Тоши напрочь забыл о таком понятии, как "нерабочее время". Оказывается, выпить чая с хорошей компанией не менее приятно, чем до блеска натереть драгоценные корабельные орудия.
"А повод то какой. Повод..."
- Я полагаю, нам нужно продолжить заниматься своими делами? - задал вроде как риторический вопрос Лейтенант, ставя пустой стакан на стол. Весело, оно, конечно, хорошо, но делу время, а потехе час.

+2

17

Разница в званиях ничуть не мешала Тоширо и Коби забыть о произошедшем так быстро, что Икки только диву давалась их отходчивости. Может, это все-таки больше мужская черта? Что бы она сделала на месте молодого капитана, позволь себе какой-нибудь лейтенант выкинуть за борт личную вещь, тем более не ей принадлежащую. Только подводные демоны знают... А может быть, они в подобном недоумении разглядывают замутненные картинки.
Воображение охотно представило кривые и ужасные морды морских дьяволов, опускающих головы за медленно тонущим ко дну журнальчиком высокого рейтинга. Они умеют смущаться, интересно? Может быть, под толщей воды присутствуют и ревнивые жены этих лютых владык?
Причиной внезапного безудержного веселья, более чем скромного и тихого "хихи" в чашку стал, наверное, еще и чай; бес знает, что судовой врач могла кинуть в заварной чайник в порыве бесстрастного ИТС (читай, И Так Сойдет). Может быть, именно по причине распития этого ароматного, наводящего на пространные размышления чая Коби не вспомнил о гордой должности, по праву которой мог бы поставить Тоширо на место. Хорошо, что он так не сделал, был слишком смущен.
Задев присутствующих дельным предложением об их возвращении к работе, жених Икки выглядел сейчас просто героем дня. Женщина посмотрела на него с удивленным восхищением: иногда Генширо вел себя непредсказуемо и слишком легкомысленно, а иногда и чересчур серьезно. Наверняка многие из экипажа уже замечали его заслуги. Сколько должно пройти дней, недель, прежде чем он получит повышение, говорили они. Он сам хоть слышал эти переклички, брошенные в шутку? Еще говорят, что в шутках есть доля правды, часто пророческой.
- И правда, пора, - кивнула Кай, убедившись по аромату чая, что ничего лишнего и подозрительного в травах заварки точно не должно было быть. Оба мужчины, присутствующие в лазарете, были спокойны, значит эффект  - расслабляющий, точно не способствующий к продолжению кропотливых экспериментов, но ничуть не мешающий подготовке к прибытию на новый остров.
- Заходите иногда, - с доброй улыбкой произнесла на прощание Кай не то приглашение, не то просьбу.

+2


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » Лютокритоберс или Это не то, что вы подумали!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC