В игру срочно требуются:




One Piece: The Creeping Future

Объявление



Уважаемые посетители! Ищите нас по адресу http://kaizoku.anihub.ru/



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » For whom the bell tolls


For whom the bell tolls

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место: Некий остров на Гранд Лайн
Время: 10-12 лет тому назад
Участники: Ссешес Серпент, Иккигане Кай
Краткое описание: Воспоминания, воспоминания, воспоминания. Жизнь "до".

Отредактировано Sseshes Serpent (2014-11-25 22:39:55)

0

2

Первой вещью, встретившей пирата на острове была газета, брошенная порывом в лицо. Убирая с лица эту гадость,  молодой мужчина краем глаза заметил, что первая полоса во всю расхваливала урожай какого-то фермера.
"И какой черт все же принес меня в это захолустье?"
Порывистый ветер буквально пронизывал, небо хмурилось клочковатыми тучами, Ссешес плотнее закутался в плащ, пробираясь по знакомым, но местами уже и забытым улочкам. Ровно год он не был в этом городе, да что там в городе, близко с островом его не наблюдалось, а значит ровно год прошел и с того момента, как его домовладелица отправилась на тот свет. Хотя Серпент и не верил в какую бы то ни было жизнь после смерти, в пресловутые рай и ад, считая, что все это чистой воды разводилово для лохов, готовых отдавать свои деньги церкви, хотелось надеяться, что старушка сейчас в лучшем месте, не прогнившем от людской лжи и предательств.
Уверенность в том, что могила женщины будет выглядеть не лучшим образом, колебалась на отметке в сотню процентов, намереваясь залезть еще выше. Родственники ее были охочими до наживы людьми, которым от старушки нужна была лишь квартира и скудные сбережения, но никак не она сама. Такие люди вряд ли сумеют выделить хоть немного времени, чтобы потратить его на то, что им не принесет какой-либо выгоды. Люди, по сути, почти все такие. Жалкие и эгоистичные создания. Мерзость. Почти такая же мерзость как то, что сам он тоже человек.
Кладбище встретило Ссешеса облезлыми витыми воротами, некогда претендовавшими на что-то мрачное, но прекрасное, а сейчас же являвшие собой просто груду ржавого метала. Скрип, издаваемый ими при попытке войти внутрь заставил мужчину поморщиться.
"Хоть бы смазали для приличия. Ленивый сброд." - закатил Серпент глаза, бросая на видневшуюся чуть поодаль сторожку короткий взгляд. Судя по доносившемуся до нее шуму, сторож был занят, но не своими прямыми обязанностями.
Ссешес плохо помнил место, где была похоронена старушка. Родственники не желали пускать его на похороны, ровно как и устраивать эти самые похороны. Закопать по-быстрому и разойтись по домам. Впрочем пират, будто в каком-то слезливом дешевом фильме, стоял в стороне и лишь когда все ушли, подошел к свежему захоронению.
- И снова здравствуйте, - пробубнил он под нос, когда после получасу шатания по кладбищу все же заметил нужную могилу.
"-Не оправдал я ваших желаний, бабуля" - свернув к могилке, подумал он, ухмыльнувшись.
Правда вот, подойдя поближе, он заметил и еще кое-что - девочку. Судьба в последнее время подкидывала ему все больше девочек, будто Дайны было мало. Причем если бы чуть взрослее, а то уж слишком маленькие, чтобы хотя бы гарем начать из них собирать без отягчающих обстоятельств.
Первым порывом было поинтересоваться у соплячки чего она здесь делает, но следовать ему Серпент все же не стал, замедлив вместо этого шаг и вглядываясь в ребенка. Что-то в ней казалось знакомым, но что? Вполне возможно, что эта девчонка торговала на базаре яблоками или еще какой-нибудь ерундой и лицо ее въелось в память. Начавшийся дождь мешал рассмотреть незнакомку внимательнее, но вот она обернулась, видимо желая уйти пока тут все не поплыло и она не окопалась в грязи по уши, и в голове будто зазвенел колокольчик.
"Совсем не выросла."

***

Утро начинается не с кофе. Вот и Серпента утро началось далеко не с кофе, а со звона колокольчика, оповестившего его о том, что пришла сменщица. Сам же парень благополучно уснул в ночную смену, о чем шибко то и не жалел. Основной массой жителей, проживавших в этом районе, были пожилые люди и гиперзаботливые и активные мамочки. У тех и других аптечки буквально ломились от переизбытка лекарств на все случаи жизни, от всех болезней, даже от тех, которые в этих морях не встречаются. Короче говоря ночное дежурство было неудобно лишь тем, что спать приходилось не в уютной и мягкой кровати, а в древнем кресле, грозившим развалиться в любую секунду.
- Бледный, ты спишь что ли? - раздался противный голосок коллеги - Смотри, Савада-сан узнает и с премией ты попрощаешься.
- Если ты не расскажешь - он не узнает, - отмахнулся Серпент от назойливой дамочки, проводившей его до самого выхода из аптеки едким взглядом. Он давно уже научился не обращать внимания на коллег. Люди. Одно слово и столько смысла. Единственное, что оставалось - верить в то, что не все такие уж и ужасные. Ведь он не плохой. Бабуля совсем не плохая. Где-то может и промелькнет надежды лучик.
На улице несмотря на ранее время уже во всю светило солнце и сновали люди. Не отвыкший еще от полумрака аптеки, Ссешес зажмурился и прикрыл глаза ладонью. Сегодня был один из тех немногочисленных дней, когда настроение по непонятным причинам было радостным, все плохое будто осталось где-то далеко-далеко в прошлом и не напоминало о себе. Но лишь до того момента, как молодой человек вернулся домой. Впрочем, обо всем по порядку.
Домом он сейчас называл квартиру, которую "снимал". Бабуля, а она не признавала никаких других имен для себя, о чем сразу же и заявила Серпенту, была женщиной очень доброй. Буквально через месяц после того, как он у нее поселился (за весьма скромные деньги), старушка и вовсе предложила не брать с него денег, если он будет делать тяжелую работу по дому. Естественно, тяжелую для нее. Еще буквально пару месяцев назад Серпент зарабатывал деньги такими вещами, что вкрутить лампочку или прибить полку для него было даже не работой, а так, пустячком.
В общем, зайдя сегодня домой и по привычке посмотрев на список, висевший в коридоре и указывающий что именно нужно сделать сегодня, Ссешес услышал звук переворачиваемых страниц. Зная, что Бабуля читает только вечерами, когда не может уснуть, он почему-то сразу подумал, что в доме посторонние. Подумал и сразу же пошел на разведку. То, что это были не грабители, было ясно сразу, ибо никакой идиот, залезши в дом не будет изучать местную литературу.
"Родственники?"
Признаться, молодой человек раньше и не видел никого из родни Бабули, она жила особняком. Однако девочку, которую он увидел почти сразу, нельзя было назвать никак иначе, как вандалкой.
- А ну не трогать! - вскрикнул Серпент, заметив, что в руках у незнакомой девочки ни что иное, как его новехонький, еще совсем недавно купленный справочник. Личных вещей у Ссешеса было мало и делиться ими с кем-то он как-то совсем не горел желанием. - Иди куклу поищи мелкая с... дамочка!
Чуть было не ругнувшись, он быстро исправился. Как-никак Серпент пообещал Бабуле, что будет хорошим "мальчиком". Пообещал и теперь как-то явно мучился с этим, сверля взглядом ребенка.

+1

3

[AVA]http://sh.uploads.ru/1cp2b.jpg[/AVA]
Ботинки скользили по мокрой глине так, что с трудом удавалось сохранять равновесие, но Икки все же как-то смогла добраться до нужного ей места. Она испугалась даже, что ее не пустят, поэтому, в обход сторожки могильщика перелезала через забор, порвав капюшон куртки и измазав бриджи на коленках. Для торжественного визита, времени которому было отведено ничтожно мало, вид ее совсем не подходил. Зато были цветы с собой и венок.
Погода соответствовала настроению: печально, но неизбежно. Как говорится, все там будем. Женщина прожила хорошую жизнь и девочка надеялась, что до последних дней она старалась быть счастливой, чтобы уйти в спокойствии. Жаль, конечно, что подкосила Бабулю болезнь, а не старческая немощность; она была слишком живой, чтобы сидеть на месте в ожидании последнего часа на этом свете.
Икки не плакала. Для слез не хватало горечи той грусти, какая может посетить сердце в безмолвном скорбном месте - ведь грусть была светлой.
"Здравствуйте, Бабуля", - девочка облегченно выдохнула, когда нашла место захоронения. Не было фотографии, зато скудный узор оградки был узнаваем, как и тонкий стебель нового, выросшего деревца. Венок из лекарственных трав, эуфорбии и шалфея, как и светлые белые цветы тысячелистника, Икки оставила на земле. Вообще-то о мертвых вспоминают у маленького алтаря, но этому предмету не место на судне. - "Я снова на этом острове, вот, решила навестить вас. Надеюсь, вы уже знаете, что теперь меня назначили ассистентом официально и времени свободного теперь не так много, как раньше..."
Аура окружающего пространства провоцировала на мысленные монологи с невидимыми воображаемыми существами, которые когда-то были живыми людьми, будто бы граница кладбища - забор - становилась своеобразным барьером. Внутри был отдельный мир, между явью и сном.
Поддавшись воспоминаниям, девочка забыла о времени и вздрогнула от холода моросящего дождя только тогда, когда услышала звук хруста влажных веток под чьими-то шагами.
"Пора уходить", - закончила Кай "ритуал", шагая назад и чуть не падая из-за скользкой вязкой грязи, - "может быть, когда-нибудь, я приду снова. Спасибо вам за все".
Обернувшись, чтобы поскорее уйти, Икки встретилась взглядом с человеком, который, разумеется по подсказке краешка сознания, имел больше прав находиться здесь. В первую секунду Кай даже испугалась немного, но потом подумала, что сейчас им точно нечего делить и просто шагнула назад, пропуская Ссешеса к могиле. Ей показалось, что взгляд его стал другим, даже движения, вопреки тому, что внешне он был почти таким же, как и тогда...
***
Военный фрегат ушел в новый рейд, чтобы забрать двух пассажиров после, по пути. Тонлер уже почти привык к тому, что взрослеющий и постигающий азы медицинской науки "хвост", подчиняясь всем законам подросткового возраста, ныл и просился помогать вместе с ним. Но, чтобы не мешала или чтобы, тем более, не пострадала, отец считал разумным пока держать дочь подальше от крови, опасных препаратов и болеющих всякими заразами людей. Икки была другого мнения. Иначе зачем она здесь?
Увы, на ближайшие несколько дней чужая крыша станет ей домом за хорошую плату и редкие, ценные лекарства. Но что ей делать? Из всех книг только затертая до желтых страниц карманная энциклопедия, а до моря ходить одной ей запретили. Хозяйкой дома оказалась милая на вид старушка - она-то точно вряд ли способна на частые прогулки, да и сразу же ушла куда-то, предупредив девочку, что сделает пирожки и что скоро сюда придет "хороший славный мальчик", поэтому долго быть одной не придется.
"Хороший славный мальчик... посмотрим", - Икки потерла ладони, осматривая помещение, - "кто ты?"
Ни фотографий (девочка подумала, что это мог быть внук доброй женщины), ни прочих вещей наподобие солдатиков-машинок гостья не заметила, поэтому, переждав некоторое время в тишине, начала бродить по дому, осматриваться. В конце концов, ей здесь несколько дней придется провести...
"Любопытство сгубило кошку" - юная Кай набрела на комнату, которая точно не подходила ее представлению о "хороших славных мальчиках", скорее о книжных червях.
Жадно схватив первую попавшуюся книгу по анатомии, которая безумно вкусно пахла свежими чернилами и белой, типографской, новой бумагой, Икки взгрызлась в чтение как тот самый червь, забыв обо всем на свете. Где-то в углу кольнула совесть - а ничего, что это не ее вещь? Но ведь "мальчик" - "хороший", тем более у них общий интерес. Здорово, правда?
Только вот Икки грандиозно промахнулась с возрастом. Ну конечно же, рослый дылда будет приходиться пожилой женщине "мальчиком" - в ее-то возрасте все без исключения дети.
Хозяин книги и комнаты был возмущен, негодовал и, казалось, чуть до потолка не прыгал, борясь с желанием наговорить что-то еще, но - не наговорил. Не договорил. Но хотел сказать. Военный фрегат не закрытая база и не дом знати, чтобы матросов кто-то заставлял или учил сдерживать эмоции. Икки понимала, что ее хотели назвать грубым и неприличным словом.
Она была все это время на полу - так захватила драгоценная находка - и отсидела колени, поэтому поднялась не сразу. Отряхнув шорты и выпрямившись, Кай сдвинула брови, глядя на того, кого поспешно сочла тем, кто мог бы составить ей компанию. Да ему и предлагать такое опасно, не говоря уже о том, что представить такое сложно!
"Он не поздоровался. Ну и я не буду", - упрямо решила Иккигане.
- Я не играю в куклы. Значит это вы - "славный хороший мальчик"? - дерзко выпалила она, слегка обидевшись, но книгу поставила на место, благо помнила, откуда взяла. - Ваша Бабушка просила передать, чтобы вы достали из погреба банки с вареньем.

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-04-07 10:25:09)

+2

4

- Очень славный и очень хороший, да-да. А теперь чеши отсюда, девочка. - с готовностью подтвердил Серпент, сдерживаясь, чтобы не послать маленькую нахалку. Ребенок, как оказалось, был с характером.
"Ну и дура"
Причин быть такой наглой в столь юном возрасте Ссешес не видел. Будь она одета чуть хуже или измазана чем-нибудь не тем, он бы мог списать все на трудное детство - тут либо ты, либо тебя, деньги за грустные глазки давать никто не будет, но она выглядела совершенно нормально и сыто, за сим Серпент решил, что она просто-напросто избалована. Приятных чувств, естественно, это не добавило. Ссешесом двигала даже не зависть, а какое-то презрение. Ему, часть детства проведшему в детском доме и после работающему не покладая рук такие люди были противны, ровно как и тот факт, что собственный брат предпочел его шикарной жизни.
"Дура" - вновь подумал юноша, бережно поправляя книгу на полке. Если бы не переданная мелкой просьба Бабули, он бы вряд ли переборол желание проверить еще и странички, поскольку твердо был уверен в том, что дети, в возрасте как у этой девочки, часто ходят с грязными руками или имеют обыкновение есть за чтением.
"Не свое же, не жалко"
Когда малолетняя вандалка все же покинула комнату Серпента, он быстро сменил одежду и обувь на домашнюю и отправился в подвал. Бабуля любила делать закрутки и, признаться честно, в этом была просто мастерицей - банку после варенья хотелось облизать дочиста. Выбрав из ряда банок парочку самых вкусных, Ссешес направился на кухню, откуда уже доносился сладковатый запах ванили. Молодой человек довольно облизнулся - булочки с ванилью. Старушка давно грозилась накормить своего мальчика вкусненьким и вот наконец исполнила угрозы.
Однако вместо того, чтобы насладиться лакомством, он снова испытал дичайшее удивление и неприязнь (даже банки чуть не выронил). Маленькая чертовка уже сидела за столом и жевала булочки. ЕГО, черт подери, булочки. Блондин даже сказать ничего не смог, лишь открыл и закрыл рот, будто рыба на суше.
"Маленькое чудовище!" - решил для себя Серпент, ставя банки на стол и отвечая на приветственные объятья Бабули.
- А у нас сегодня гости, Шес-кун,- бодро сообщила парню старушка. -Ее зовут Икки-тян. Ее отец попросил присмотреть за ней.
- Безумно приятно, - пробубнил Серпент, вонзая зубы в булочку. Пусть они и были шикарными, радость куда-то делась, а утреннее настроение вообще улетучилось.
- Шес-кун, ты бы представился девочке, был бы хорошим мальчиком. Этого грубияна зовут Ссешес. Снаружи он куда более колючий, чем внутри.  - представила Серпента девочке старушка. Тот лишь хмыкнул.

+1

5

[AVA]http://sh.uploads.ru/4jipy.jpg[/AVA]
Приветливости в хозяине комнаты было ноль, но Икки этому была рада больше, чем фальшивому сахарному тону людей, которые знали ее через отца. Оправдывая поведение человека его изнеможденным видом и тем, что ей бы и самой было не особо приятно застать кого-либо постороннего в своей комнате, вольно обращающегося со своими вещами, Кай как можно скорее вышла в гостиную с глаз долой. Пока не стоит его бесить. Однако, начало внеочередных "каникул" было хорошим.
Пожилая женщина вернулась вовремя. Угостив маленькую гостью кружкой свежего парного молока, старушка предложила ей поучаствовать в выпечке булочек. Конечно, это была работа не с недугами человеческого тела, но в чем-то тесто даже напоминало что-то. Мягкое, податливое, ароматное... Фактура не та, и цвет отличается, но лепить можно было все, что угодно.
Тем приятней было уплетать результаты трудов, к которым приложил руку. Гордость, вот с каким чувством Икки умяла первый пирожок.
"Что-то он долго", - задумалась девочка и как раз повернула голову, оглядываясь в поисках "славного хорошего мальчика". Тот вышел откуда-то из стороны и, казалось, будто был чем-то возмущен. Старушка сразу заулыбалась при его появлении, будто на горизонте засветило второе солнышко. Нахваливая подопечного за его помощь (хотя, казалось бы, в чем труд притащить банки из подвала?), женщина налила и ему полную кружку молока и выложила полную тарелку свежих булочек, вовсю убеждая, что с вареньем они обязательно будут вкуснее. А Икки что, Икки была согласна: корабельные харчи не могли похвастаться такой вкусной роскошью. Хлеб там, где крыс в обилии, да вы что. Разве что сухари, которые уже подточены муравьями. Этот продукт нетронутым не валяется даже день, посему его хранение в подобных условиях нецелесообразно. Да и воды, а тем более молока, было не в избытке. Девочка не жаловалась, просто выражала свою благодарность хорошим аппетитом, а что еще могло быть для старой женщины приятней. Голодные дети, с удовольствием поедающие стряпню - чем не награда?
Ссешес, как оказалось звали этого молодого человека, продолжал дуться.
"Ну тогда ладно, посмотрим кто кого", - девочка решила, что пока еще рано его прощать.
- Ссешес-семпай, - обратилась как к старшему Иккигане, как только смогла прожевать большой кусок ароматного теста, который откусила также жадно, как и "Шес-кун" от своей булочки, - а можно попользоваться вашей библиотекой?
Она смутно догадывалась, что при Бабуле Колючка-Шес, как Икки успела его мысленно прозвать, если откажет, то с трудом гораздо большем и удовольствием значительно меньшим. Он ведь не захочет огорчать добрую женщину, которая видела в нем только хорошее?
Дерзкий огонек в разноцветных глазках пылал ярче, чем при первой их встрече в комнате. Вызов, не иначе.

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-04-07 10:13:46)

+1

6

Колкий взгляд на мелочь, затем внимательный на Бабулю.
"Чего эта девчонка хочет добиться?" - раздраженно подумал Ссешес, но вслух ответил иначе.
- Я не считаю, что моя библиотека подходит для ребенка твоего возраста. Сколько тебе лет? Лет десять? Анатомические справочники не лучшее чтиво для нежного детского ума, так что прости, Икки-тян.
Молодой человек намеренно сделал акцент на имени ребенка и довольно вонзил зубы в булочку. Жизнь вроде как налаживалась. Он не нагрубил, вроде даже как о ребенке позаботился, значит все еще хороший мальчик. Вряд ли бы Бабуля или эта паршивка могли к чему-нибудь придраться.
Серпент густо намазал булку вареньем и отхлебнул горячего чаю, который заботливая старушка поставила перед ним и перед Иккигане. Единственное, чего он сейчас боялся, так это того, что Бабуля попросит его повозиться с гостьей. Все-таки возраст, несмотря на энергичность, будет давать свое при возне со столь молодым и активным существом, как девочка.
"Мало того, что она мне просто не нравится, так я даже не знаю, чем девочку занять можно",- как-то уж слишком тоскливо думал аптекарь, понимая, что если его попросят - отказать он не сможет. Вся его жизнь до недавнего времени была сосредоточена на брате, именно младший Серпент был центром его маленькой вселенной. Что до него, так порадовать братишку можно было незамысловатой игрушкой вроде пистолета или порцией каких-нибудь вкусняшек. Так же на ура шли рассказы из взрослой жизни Ссешеса, приукрашенные, конечно же, но основанные на реальных событиях. А что делать с девочкой? Тем более, что она раза в два старше, чем светловолосый мальчишка.
"Срочно уносить отсюда ноги" - принял решение парень, как только понял, что в желудке больше не поместится ни крошки превосходных бабулиных булочек. Поблагодарив старушку за вкусную еду, он поднялся из-за стола и только сделал шаг в направлении своей комнаты, как он услышал свое имя.
- Шес-кун, - окликнула его женщина.
- Да, Бабуля? - ответил он, приготовившись к самому худшему.
- Мне нужно прикупить кое-каких продуктов, не мог бы ты сходить в магазин...
"Пронесло" - вздохнул парень с облегчением.
- ... и взять с собой Икки-тян. Она, кажется, впервые в нашем городе. Ты мог бы устроить ей небольшую экскурсию. Тебе же не будет трудно, мальчик мой?
"Приплыли..."- подумал Серпент и там же, в мыслях, грязно выругался. Добродушное лицо Бабули и вера в "хорошесть" ее мальчика просто не могли не заставить аптекаря сказать "да". Он согласился.
- Жду тебя через пять минут на улице. Опоздаешь - уйду без тебя - бросил он девочке и отправился в свою комнату, проклиная весь мир.

+1

7

[AVA]http://sh.uploads.ru/4jipy.jpg[/AVA]
"Шес-кун" не растерялся. Икки признала, что его и не разговорить, и книг из него не стрясти. Девочка вздохнула, покосившись на еще полную тарелку горячих пирожков. Она больше не была голодной. Несмотря на упрашивающий взгляд старушки, гостья от добавки отказалась и помогла вымыть тарелки, озадаченная поиском решения, как добыть книгу. Со стороны могло показаться, что "нежный детский" ум действительно сдался, но на самом деле Кай пыталась выдумать себе оправдание для того, чтобы при первой же удобной минуте выкроить хотя бы малую возможность для того, чтобы сунуть нос в запретную для нее сейчас комнату.
Пожилая женщина показала Икки запасную комнатушку, пахнущую травами - место, где она будет спать. Несколько связок действительно висело с потолка и дочь ученого почти смирилась с отсутствием увлекательного чтения: в конце концов, можно найти и другое занятие, правда? Но и оставлять Ссешеса с надеждой на то, что мелочь отвяжется, казалось как-то неправильным, незаконченным - пусть понервничает что ли.
"А зачем мне это?" - если поиск оправданий не удался, то хотя бы стоило обнаружить причину? Но и ее не было. Взгрустнувшую Икки взбодрило только внезапное проявление баушкиной инициативы - женщина придумала выгулять девочку с помощью своего подопечного, когда та помогла убрать со стола. Наверное, дети ей мешали то ли отдыхать, то ли прибираться, то ли еще что... Да и действительно, чего дома сидеть в такой хороший день.
"Неправда", - дулась Икки, - "мой ум не нежный, не детский".
Она не заставляла себя ждать - чай, не барышня, чтобы переодеваться десять раз на дню. Девочка всего лишь умыла ледяной водой лицо, решив остаться в той же одежде, в которой прибыла сюда: в просоленной морскими ветрами куртке и непродуваемых шортах, пахнущих корабельной смолой. Все, кто проводили свою жизнь у моря, породнились с таким запахом и Иккигане не видела причин, чтобы быть от них как-то отличной, в этом она видела способ своего признания ими. Пока что он был единственный.
Вряд ли этот способ существовал для Ссешеса, по крайней мере, со стороны казалось, что он о его существовании даже не подозревал.
Дождавшись парня на улице, Икки молча воззрилась на него, вышедшего во всей красе приговоренного к скучному пути под солнечными лучами в компании малявки, и отвернулась, сдержав гневный порыв - пнуть зануду под коленную чашечку и убежать.
Девочка не рвалась впереди широких шагов, не отставала, но и не торопилась идти сбоку, постоянно оставаясь где-то позади и лишь изредка поднимая взгляд на понурую спину усталого Шес-куна. Эмоции рассеялись, оставив у Икки только легкую грусть от того, что ее явно недооценивают, да и вообще не хотят ни видеть, ни знать, ни тем более общаться. Она будто физически ощущала это: ты - обуза, тебя - навязали, ты - не нужна. То, что отец оставил ее под чужой крышей, только еще больше усиливало это упадническое настроение.
Икки с досады пнула камешек на своем пути. Тот укатился в сторону. Чтобы его еще раз пнуть, пришлось повернуть. Так небольшой булыжник был сопровожден до ближайшей канавы, где и потонул.
"Стоп. Я... ээээ", - Икки встрепенулась, огляделась по сторонам, подпрыгнула, но светлой макушки сопровождающего не видела, - "блин-блин-блин-блин-блин-БЛИИИН!"
- Эй, потерялась, девочка? - хриплый голос со стороны кружка местных пьяниц согнал юную мисс Кай в подворотню, где она и спряталась с бешено стучащим в панике сердцем, которое будто у горла билось, мешая ровно дышать и думать в нужном направлении. Звук чьих-то шагов подхватил страх и жажду не позволить себе быть кем-то схваченной, и девочка рванула за угол, где нашла палку.

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-04-07 10:13:35)

+1

8

Мироздание не хотело оставлять Ссешеса в покое, и он уже начал серьезно задумываться, на кой черт оно так с ним? Что он в своей жизни такого сделал, что теперь ему так мстят. Замучил в детстве пару кошек? Так все дети шалят, а у мясников, допустим, это вообще работа. Выполнял грязную и местами незаконную работу? Так выживания ради, для брата. Воспоминания о младшем Серпенте болезненно кольнули где-то в груди. Как бы парень не силился, но пока что полностью вырвать мальчишку из сердца не мог. Досадно.
Сборы не заняли много времени, ибо обуться и взять список с необходимой суммой денег при всем желании не могли тянуться долго. С миной обреченности на лице Ссешес шагнул в объятья солнечного дня. Малявка уже была тут как тут. В качестве экскурсовода аптекарь не представлял никаким боком, он даже не представлял о чем можно рассказать ребенку о местных достопримечательностях, да и о достопримечательностях ли? Здесь вообще вряд ли можно было найти что-то интересное кроме памятника якобы основателю городка.  Впрочем Серпент и сам был приезжим и хорошо знал лишь дорогу дом-работа и обратно.
- Не отставай,- буркнул он для порядка, даже не делая вида, что ему интересно, чем занимается Икки. Топает где-то позади и пускай топает. Молчит? Так проблем меньше. Из Ссешеса, на самом деле, была превосходная нянька, но возится с чужими детьми? Ни за что.
Дойдя до единственной достопримечательности (собственно, памятника), аптекарь обернулся дабы исполнить просьбу Бабули и считать долг исполненным, но вот девчонки в поле зрения не обнаружилось.
- Да она издевается?!- в сердцах вскрикнул беловолосый, сплевывая на землю и искренне не понимая, как здесь вообще можно заблудиться. К походу в магазин добавилась еще и поисково-спасательная операция. Шик и блеск. Просто шик и блеск.
На счастье Ссешеса, жили они не в мегаполисе, а в вполне себе небольшом аккуратном городке. Потратив от силы минут десять, Серпент узнал от местного контингента, что похожая по описанию девочка недавно умчалась в энное направление, не ответив на вопросы старших. Этим местные пьянчуги были оскорблены до глубины души, но успокоились, когда беловолосый пообещал надавать паршивке по заднице. Следопытом он был не ахти каким, поэтому просто принялся методично прочесывать улицы и закоулки.
- Ну и нафиг тебе палка? - меланхолично поинтересовался он у Икки, когда все же заметил испуганного ребенка в одной из подворотен. - Если тебя и захотят прибить, в чем я сомневаюсь, палка тебе не поможет. Сюда иди, мигрень ты моя.
Потерять ребенка из виду еще раз не хотелось, хотелось лишь скорее со всем покончить. Дабы предотвратить рецидив, Серпент взял Икки за руку и уже целенаправленно повел к чертову памятнику.

+2

9

[AVA]http://sh.uploads.ru/4jipy.jpg[/AVA]
Икки не хотела признаваться, что рада видеть знакомого в этом месте. Конечно, ему легко говорить - вон какой дылда вымахал, и как его Бабуля-сан еще смогла прокормить с таким ростом? Кажется, парень вздохнул; девочке показалось, что он даже взъерошенней, чем обычно. Почему-то ей мысль, что Ссешес даже был готов заморочиться с поиском пропавшей гости, хоть и незваной, нравилась.
Отбросив палку и не подав виду, что разозлилась на его слова - мигрень, ха! - Иккигане подошла ближе. Будь она, конечно, постарше, то может быть и растрогалась бы, но сейчас ею двигало какое-то упорство, оставляющее барьер между истинными чувствами и внешней агрессией. Она вовсе не такая беззащитная!
- Меня учили, что надо уметь защищать себя в любой момент, - буркнула Кай, лихо соврав. Ни к чему подобному жизнь ее не готовила: отец никогда не ставил дочери подобных рамок, разве что нельзя было сказать, что родитель из него был внимательный и трепетный по отношению к безопасности ребенка. Икки не знала, как бы отреагировал ученый на месте подростка, но вряд ли так же мягко. Она даже не могла точно сказать, на кого сейчас больше дулась - на взрослого человека, который не взял ее с собой на медицинские осмотры для практики, и который думает, что дочь всегда, как приклеенная игрушка, сидит на одном месте, или же на молодого пацана, который немного был похож на закипающий чайник в этот момент. Наверняка ему неприятности нужны были меньше всего. Все из-за Бабули-сан? Да уж, ради вкусных пирожков можно было потерпеть и его компанию... А ради книг - больше не теряться: поэтому ни за какие коврижки Кай не выпустит руку спутника. А что, он сам напросился.
Икки, не выдавая довольного волнения, послушно торопилась за быстрым широким шагом Ссешеса, которому будто не терпелось закончить эту навязанную прогулку. Хмуро глянув на памятник незнакомого человека, имя которого Кай ни о чем не говорило, девочка подошла ближе к табличке, потянув парня за собой.
Надписи на табличке сообщили не только о том, что основателя города уже нет в живых, но также о любви жителей к этой значительной персоне. Видимо, добрый был старик.
- Из чего он сделан? - спросила Икки, обернувшись, просто из вежливости. Не то чтобы ей уж было тааак интересно, но способ продолжить путь и не торчать под солнцем необходимо было как-то найти. Вообще, после путешествия по морю, девочка не отказалась бы окунуться в волны и потом подремать на каком-нибудь тихом пляже.

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-04-07 10:13:22)

+1

10

[AVA]http://savepic.su/5163399.png[/AVA]
- Защищать себя, да? Палкой, да? Ты надо мной издеваешься? - осведомился Ссешес, глядя на девочку уже без злости на факт ее существования, а с какой-то обреченностью. Такая мелкая, а такая наглая. В нос что ли от сверстников давно не получала? Или играть с ней никто не хочет? Чем там девочки в ее возрасте то занимаются? Вроде в куколки играют. - Раз ты такая смелая, может мне вовсе не нужно было за тобой приходить? Сама бы отбилась от всякого сброда и мусора, а?
Парень хохотнул, наблюдая за Иккигане, но руки ее все же не отпустил. Говорить он может что угодно, но вот делать, увы, нет. Бабуля расстроится, а это плохо. Зачем ссориться с редким действительно хорошим человеком из-за какой-то соплячки?
"Да вовсе и не за чем. Сходим в магазин. Обойдем площадь по кругу. Все как надо. А потом я вручу эту надоеду Бабуле и к себе. Отличный план? Отличный! Главное, чтобы без всяких непредвиденных ситуаций."
Серпент уверенно шагал по улице, ведя девчонку за собой. Уж что-что, а дорогу до магазина он знал хорошо. Вопрос, заданный Икки заставил парня притормозить и оглянуться на памятник, бывший единственным украшением площади. Он то, наивный, думал, что надоеда будет просто смотреть по сторонам и не задавать вопросов. Отмечать там в своей детской голове "О. Красивый заборчик. О. Птичка. О. Алкаш проблевался", но неееет же.
- Тебе что, действительно интересно из чего сделан памятник человеку, о котором ты только что узнала и о котором больше никогда не вспомнишь? - вопросительно приподнял белоснежную бровь Ссешес, переведя взгляд с монумента на ребенка. Она, видимо специально, чтобы позлить его. Никак иначе. Девочки ее возраста НЕ ДОЛЖНЫ интересоваться подобным. - И вообще, если интересуешься, разбираться должна. Видишь - камень. Гранитный скорее всего. А вообще, пошли, этот мужик умер кучу лет назад. Ему уже глубоко пофиг из чего он сделан и кто на него смотрит.
Сказано-сделано. Беловолосый буквально волоком потащил за собой девочку. Закончилась экскурсия. На вопросы он точно отвечать уже не хочет. Надоело. Достало! Поспать бы что ли.
В магазине задержались ненадолго по причине наличия списка, выбирать ничего не пришлось, Ссешес просто всучил продавцу бумажку, расплатился и, развернувшись на пятках, отправился восвояси, держа в одной руке пакет, а в другой руку Иккигане. По приходу домой, он мило улыбнулся бабуле, вручил ей пакет, девочку и поспешил скрыться в своей комнате, прихватив уже остывший, но не переставший быть вкусным пирожок.
"Лишь бы не приперлась" - с надеждой подумал Серпент, плюхаясь на кровать.

+1

11

[AVA]http://sh.uploads.ru/4jipy.jpg[/AVA]
Разве объяснишь человеку, что цвет памятника мало похож на светлый камень, к которому привыкла Икки на своей родине? Ну конечно же, откуда мальчишке знать, что она из Норт Блю...
"Он взрослый, ему не понять", - хмыкнула про себя Кай, закусив губу и сдвинув брови, будто затаив обиду. Кажется, ее проводнику было пофиг. Сама Иккигане даже не догадывалась о настоящей природе своего интереса: она спрашивала про памятник не потому, что действительно проявила какую-то толику внимания к фигуре. Она даже не прочитала имени и дат на табличке. Вопрос ее прозвучал чисто из детского упрямства, и по пути к дому подобные вопросы бы сыпались на юношу градом, если бы он грубо не выстроил преграду вокруг себя, не закрыл дверь, за порог которой девочке ходу не было.
До дома Бабули-сан Икки молчала, конечно же. Ссешес сразу же скрылся в комнате - с пирожком, заметила девочка, - и затих. Ей было неинтересно, чем он занимается, потому что пожилая женщина быстро нашла для гостьи занятие, открыв ей чердак. Сама женщина старая, трудно подниматься за травами и приправами для супов или чая, а девочка взлетела по деревянным перекладинам без всяких проблем, спустила бабушке несколько мешочков и, улучив момент, пока хозяйка дома была занята, поднялась обратно, ползком пробираясь между сухими связками, не утруждая себя задерживаться из-за заноз на пальцах или сухих растениях, застрявших в волосах. Пару раз приходилось пугаться какого-то огромного жука, которому, по всей видимости, тоже нравилось это место.
Траектория путешествия между всеми этими сокровищами так или иначе проходила по всему дому. Бабуля только посмеивалась вполголоса, тихо напевая себе под нос песенку и наверное радовалась, что все обитатели дома заняты, застряв каждый в своем углу. Ей ничуть не мешали эти шорохи и падающие сквозь щели в потолке травинки залежавшихся запасов, превратившихся в сухое сено. Бабуля-сан только один раз подняла голову, чтобы попросить Икки быть осторожной и найти чеснок, раз уж она там. Долго ждать не пришлось. В более шумном, чем раньше, перемещении девочка-таки чеснок нашла, оторвала от связки одну головку и... уронила ее в щель.
"Эм. Упс..." - поморщилась Кай, сидя на коленках и наклонила голову, прижавшись к деревянным балкам, чтобы проверить, над какой комнатой ползает сейчас. Она, конечно, примерно представляла где, но... - "надеюсь, он все-таки спит. Странно. Спать - днем?"
Спустившись с чердака и подобравшись к двери, Икки глянула в замочную скважину, чтобы убедиться, что Ссешес все еще на кровати. Можно было вернуться на чердак, взять другую головку от чеснока - их же там много - но ей почему-то понадобилось найти и отдать Бабуле именно эту.
Получилось стырить еще и книгу и, когда девочка сделала это, убежала настолько быстро, насколько смогла - лишь пятки сверкали.
Естественно, светловолосый помощник аптекаря запомнит это мелкое ворье, но тогда гостье не было до этого никакого дела.

Отредактировано Ikkigane Kai (2015-08-03 12:52:28)

+1


Вы здесь » One Piece: The Creeping Future » Another Game » For whom the bell tolls


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC